ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Год Белого Быка. Молдова и мир в 2021.Часть 1

2020 год навсегда войдет в историю как один из наиболее серьезных вызовов человечеству, принесший нам огромные потрясения. Это касается и глобальной пандемии, и президентских выборов в США - крупнейшей державе мира, и событий в других регионах планеты.

События прошлого года существенно повлияли и на жизнь нашего небольшого государства. Вспоминая ушедший год отметим, что мы с трудом справились с этими вызовами времени, однако соединение Юпитера и Сатурна 21 декабря 2020 года несёт нам новый символ и знак того, что в будущем нам предстоят глобальные вызовы, ведь нечто подобное произошло уже много веков назад, когда в мир пришел Сын Божий. Эти знаки нас предупреждают о том, что в грядущем мир встретится как с проблемами глобального характера, так и с сакральными ломками всей исторической ленты развития современного человечества.

Символ – это больше, чем мы видим

Год 2021 год – год Быка и если принимать во внимание значение этого символа для Молдовы, то это дает некоторую надежду, потому что, согласно восточной традиции, год Белого Быка несет в себе позитивные моменты. Белый бык, покровитель Кодр и Карпат, издревле был знаковым для нашего народа, нашей государственности, нашей геральдической традиции. Он напрямую связан как с символикой Кишинёва, так и с символикой исторической Молдовы. Мы хотим раскрыть суть этой символики и её важность для нашей истории, для становления нашего государства, хотим проанализировать, как, учитывая этот глубоко сакральный для нас символ, наступивший год повлияет на судьбу нашего государства.

Символ — это больше чем то, что мы видим, ибо он — сжатое воплощение более высокой идеи. Через идею и мотив осмысляется символ как кристаллизация и воплощение воли. Но символ есть отражение идеи объекта, а нас в данном случае интересует конкретный объект. Этот объект — наша страна. Её идея воплощена в её символическом ряде, в её гимне, флаге и в её геральдике.


Чем выше идея, тем важнее символ и тем больше его энергетическая и информационная нагрузка. Здесь не должно быть изъянов, здесь не должно быть противоречий, дилемм и двух пониманий, ибо на высших уровнях своей идеологии символ не может расчленяться, он должен быть ещё более концентрированным отражением идеи, настолько концентрированным, чтобы не дать двум толкованиям вырасти из одной идеи. Чем выше уровень понимания символического ряда и идеи, которую он отражает, тем конкретней понимание сути символа, ибо в конце этой логической цепочки стоит конкретный сакральный субъект онтологии или человеческой истории.

Это предварительное объяснение сути символики через понимание воли и явления было необходимо, чтобы понять, что символ не может нести два волевых принципа одновременно, ибо не может нести в себе кристаллизированную идею двух антагонистических истоков, двух священных субъектов. За символом всегда стоит что-то одно — один субъект, одна воля и одна высшая идея. Мне возразят, что в геральдике есть множество примеров, где на одном гербе несколько идей. Да, это верно, но они все происходят от одного волевого принципа, от одного субъекта, от одного основания, они — формы проявления одной высшей идеи и одного истока. Символы взаимоисключающих идей на одном геральдическом щите ранее были невозможны, ибо человек прошлого понимал священную суть геральдики. Он понимал, что священная символика есть кодифицированная, воплотившаяся в образах воля конкретного сакрального субъекта. Иначе говоря, конкретного бога, ибо двух богов, противостоящих друг другу на одном геральдическом объекте, представить было невозможно. Там, где представлены два священных субъекта, противостоящих друг другу в борьбе, там один должен быть изображен победителем, другой - побеждённым, ибо лишь борьба сводит священных врагов в одном образе, и то для того, чтобы одного зафиксировать торжествующим победу.

Две идеи

Флаг и герб - суть высшие формы объективизированной воли тех, кто создавал то или иное государство. Они — проявление конкретной воли конкретного бога или монарха. Следовательно, подобные инсигнии (то есть внешние знаки власти) не терпят противоречия. Они не могут нести на себе образы, восхваляющие две разные взаимоисключающие идеи. Всё это сказано с тем, чтобы подготовить читателя к следующему выводу. Флаг и герб Молдовы несут в себе две взаимоисключающие идеи, что по законам священной традиции, геральдики и родовой идеологии невозможно. Это первый вывод.

Мы далее будем говорить о флаге и гербе одной страны Молдовы, в которую некто попытался интегрировать символы иного государственного образования. Тем самым была нарушена логика традиционной геральдики, а главное, — священные принципы. Это вывод второй.

Таким образом, попытаемся понять другой важный в данном анализе момент: миф и суть священного мифа в государственном становлении и формировании государственной геральдики. Мы в дальнейшем будем говорить с этатических, то есть государственнических позиций, ибо, во-первых, государство — это высшее воплощение универсума, своего рода концентрированный космос. Во-вторых, нас в этой работе интересует вполне конкретное государство: Молдова.

В-третьих, нам необходимо раз и навсегда разобраться, какой миф и какого героя мы видим в основе нашей государственной мифологии, в основе нашего системообразующего мира: миф о Драгоше и восхваление этого героя или миф о Богдане и восхваление этого героя. В двух этих мифах совершенно по-иному предстаёт роль Священного Быка, дикого Зубра, коего многие из нас видят в корнях становления нашего государственного древа. Не поняв этого, мы не поймём сути нашей геральдики. Не поймём своего основания и своего отличия от других братских, но всё же самостоятельных и отличных от Молдовы государств.

Так что же такое миф?

Предваряя этот анализ, отметим, что в истоках молдавской государственности лежит миф, который мы будем именовать Основной Молдавский Миф — версия Драгош и Основной Молдавский Миф — версия Богдан. Разница между этими мифами огромна и отражает два совершенно разных государственных проекта. Итак, «Основной Молдавский Миф версии Драгош» (ОММД) и «Основной Молдавский Миф версии Богдан» (ОММБ). В остальных случаях мы будем также использовать просто ОММ — основной молдавский миф, как реактуализация и историческая спецификация «основного индоевропейского мифа» (ОИЕМ).

Начнем анализ с того, чтo есть миф. Затем проанализируем, чтo есть ОИЕМ, а потом перейдем к основному молдавскому мифу с точки зрения священной идеологии и геральдики.

Так что же есть миф? Мы веками неверно понимаем миф как пересказ некого сказочного события. А на наш взгляд, его надо рассматривать в ином ключе. Во-первых, как священную историю. Во-вторых, как программу для действия и подражания. В-третьих, как ключ к основам универсума, космоса или государства. Формирование империума и высшего принципа власти также невозможно без конкретного мифа.

Выдающийся философ молдавского происхождения Мирча Элиаде писал, анализируя суть мифа: «Мне кажется, что более приемлемым будет следующее определение, так как оно шире охватывает интересующий нас вопрос: миф излагает сакральную историю, повествует о событии, произошедшем в достопамятные времена «начала всех начал». «Миф рассказывает, каким образом реальность, благодаря подвигам сверхъестественных существ, достигла своего воплощения и осуществления, будь то всеобъемлющая реальность, космос или только её фрагмент: остров, растительный мир, человеческое произведение или государственное установление. Это всегда рассказ о неком «творении»; нам сообщается, каким образом что-либо произошло, и в мифе мы стоим у истоков существования этого «чего-то». Миф говорит только о произошедшем реально. О том, что себя в полной мере проявило. Персонажи мифа — существа сверхъестественные. Они общеизвестны, так как действуют в легендарные времена «начала всех начал». Миф раскрывает их творческую активность и обнаруживает сакральность (или просто сверхъестественность) их деяния. В целом, миф описывает различные, иногда драматические, мощные проявления священного (или сверхъестественного) в этом мире». (М. Элиаде «Аспекты мифа».)

Итак, получается, что мифология — это не просто учение о сказочных событиях, а миф — не просто народный эпос, выдуманный сказ. Нет, миф — это священная история, и он повествует о событиях, которые иначе как сакраментально нельзя преподнести, о событиях, которые начинают или объясняют всю историю с точки зрения определённой священной традиции, с точки зрения священной модели.

Вывод: миф — либо сам священная история, либо описание той парадигмы, того обстоятельства, что делает эту историю священной.

Идём дальше. Чтo есть миф с точки зрения основания чего-либо? Элиаде пишет: «Именно эти проявления явились реальной основой создания Мира и сделали его таковым, каким он есть сегодня. Более того, именно в результате вмешательства сверхъестественных существ человек стал таким, каков он есть: смертным, разделённым на два пола, обладающим культурой».

Итак, мифы об основании — это, по существу, мифы космогонические. Они повествуют, как нечто обрело форму и суть. Это относится и к космосу, и к Земле, и к отдельной стране. К такому типу мифов относится и ОММ, основной молдавский миф, ибо повествует, как родилась страна Молдова. Как её породили и сформировали. В космогонических мифах всегда есть сакральный субъект. Есть он и в ОММ. И именно по тому, что миф, как ОИЕМ, так и ОММ, повествуют о создании, как о проявлении воли-идеи конкретного божества или героя; так миф становится описанием и кодификацией идеи проявления могущества. Так миф проявляет свою иную роль. Он становится архетипической моделью для подражания, и, следовательно, здесь миф побеждает время, проявляя могущество и героя; он описывает парадигму и даёт её в качестве подражательного объекта. Этот объект для подражания пронизывает всю данную сакральную традицию и священную историю. Именно поэтому в мифе, как и в воплотившем его символе, не может быть двух враждебных традиций, а может быть лишь одна, ибо в нём есть лишь одна священная и архетипическая традиция.

Далее об анализе мифа отметим, что он повествует не только о космогонии, но и о происхождении. Суть священного начала, суть сакрального происхождения наиболее важна в чём-то, что существует уже давно. Следовательно, знать исток — это знать всё, знать суть. Обратимся еще раз к Мирче Элиаде: «Мифическое время «начала» — «сильное» время, так как оно преобразовано активным творческим присутствием сверхъестественных существ. Повторяя мифы, восстанавливая во всей целостности забытое время, и, как следствие, в определённой мере человек становится «соучастником» упоминаемых событий, современником богов и героев. Иначе говоря, можно сказать: проживая мифы, мы выходим из времени хронологического, светского и вступаем в пределы качественно иного времени, времени сакрального, одновременно исходного, первоначального и в то же время бесконечно повторяющего».

Аллегорическая форма народной памяти

Итак, миф нас возвращает к истокам и не единожды, а постоянно. В этом его ритуальная и инициатическая роль. Поэтому неофиты разных религий воспроизводили некие исконные архетипические и мифические модели и события. Тем самым они хранили миф, но, главное,- они возрождали время и делали себя современниками тех событий. Что помогало им? Конечно, священная история мифа. Священная идея. Но как в расстоянии, так и во времени она девальвируются, её надо сохранить вдали от центра и для поздних времен. Как? Для этого и нужен символ. Герб. Флаг.

Об этих аспектах писал польский религиовед и этнограф Бронислав Малиновский. В работе «Миф в примитивной психологии» этот учёный говорит нам следующее. «В цивилизациях примитивных народов миф исполняет незаменимую функцию: он выражает, возвышает и кодифицирует верования; он защищает и налагает моральные принципы; он гарантирует действенность ритуальной церемонии и предлагает правила для практической жизни, необходимые человеческой цивилизации; он отнюдь не лишённая содержания выдумка, а напротив, — живая реальность, к которой человек постоянно обращается; это ни в коей мере не абстрактная теория и не простое развертывание образов, это кодификация религии примитивных народов и их практической мудрости».

Средневековая Молдова — это не примитивное общество, но системные установки религиоведческого анализа, анализа социально-исторического, здесь вполне применимы. Как в той Молдове, так и на каком-нибудь острове Пасхи человек хранил миф как объект для инициатического подражания, как символ кодифицированной мудрости, мудрости надвременной, ибо только она той стране или тому острову позволяла жить во времени, а чтобы жить во времени, нужно в ритуале из него выходить. Здесь и помогал миф, символ, формируя ритуал и инициатическую практику.

Так из мифа рождается история и национальная самоидентификация, ибо чтобы что-то существовало, оно должно иметь священную модель. Таково сознание человека традиционного общества. Согласно такой философии, страна, лишенная этого, не проживёт и десятка лет. Лишь реактуализация данной в мифе парадигматической и священной истории делает саму эту страну и её историю священной.

Но мифы о происхождении конкретны. Если нечто родилось из яйца, то оно уже никогда не родится от коровы. Такова парадигма. Её нельзя изменить. Можно лишь уничтожить данную модель и традицию. На государственном уровне можно уничтожить государство, но не парадигму, не священную историческую основу. Человек традиции это хорошо понимал. Для этого человека отчётливо понятна суть истока, Начал. Ибо лишь это время, время Начал есть время сильное, время богов и героев.

Поэтому в песнях полинезийских народов, всегда есть ритуальный текст, именуемый Кумулипо. Он, по сути, генеалогический гимн. Из этого текста видно, чтo важно для человека традиционного общества. Одно — исток, сильное, вечное начало: «Время, когда земля вдруг полностью изменила свой облик. Время, когда небеса отделились. Время, когда Солнце взошло, чтобы дать свой свет луне».

В Молдове в старые времена это - песни о гайдуках и свободных людях, которые, как некогда Богдан, шли своим вольным путем. Им пели гимны, о них слагали сказы. Они — корень народного эпоса. Почему? Ответ прост! Они — реактуализация того изначального господаря-героя. Они — аллегорическая форма народной памяти об изначальном освобождении. Их деяния — это деяния Богдана, и они герои в той степени, в какой они дети Богдана. Они дети Богдана в той степени, в какой они герои!

Таким образом, миф отражает священную историю, а та кодифицируется в символах воплощённых во всём: от ковра на стене, народной рубашки, до стяга воеводы и герба государства. Так священная история побеждает время, ибо она над ним, а её реактуализация героем есть возрождение утраченного времени, миф о вечном возвращении. В таком смысле подвиг молдаван при Грюнвальде и битвы Александру чел Бун — это реактуализация подвига Богдана Основателя. Подвиги Штефана Великого — это реакутализация того исходного времени. В Молдове герой в той степени герой, в какой он уподоблялся той исходной героической схватке, тому ОММ.

Но мне зададут вопрос: там две редакции. ОММ-Драгош и ОММ-Богдан. Где правда и где наш исток? Ответим. Но сначала надо понять, чтo произошло в Карпатских долинах в середине XIV века? Ответив на эти вопросы, мы ответим, кто основатель земли молдавской, а стало быть, поймём, каким является основной молдавский миф и каким должен быть молдавский герб.

Вячеслав Матвеев

(Окончание читайте 05.06.2021)

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load