ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

До свидания, Майя! Что дальше?

До свидания, Майя! Что дальше?

Правительство Майи Санду отправлено в отставку. Как пошутили в соцсетях, министры из Гарварда могут собирать чемоданы. Коалиция ПСРМ – блок АКУМ распалась, так и не выполнив своего главного предназначения. Политический кризис в стране усилился.

Теперь у политиков три выхода: либо создание миноритарного правительства, либо кто-то из бывших союзников создаёт коалицию с ДПМ, либо досрочные парламентские выборы.

Ковеси по-молдавски?

Ещё неделю назад ничто не предвещало такого развития событий. Партии власти подводили итоги второго тура местных выборов и занимались созданием коалиций на местах. Однако в среду, 6 ноября, совершенно неожиданно не только для союзной ПСРМ, но и для собственных депутатов, правительство Майи Санду решило воспользоваться ст.106/1 Конституции и взять на себя ответственность за поправки в закон “О прокуратуре” без их прохождения в парламенте.

Таким образом кабмин решил изменить процедуру избрания генерального прокурора. Согласно поправкам, предложенным министром юстиции Олесей Стамате, премьер-министр будет выбирать кандидатов на пост генпрокурора и представлять их Высшему совету прокуроров. Также, согласно проекту, премьер-министр будет иметь право формировать комиссию для оценки деятельности генерального прокурора: он сможет создать такой орган по уведомлению главы государства, министра юстиции или по собственной инициативе. Ну а до этого Минюст, как известно, аннулировал результаты конкурса на пост генерального прокурора.

Сторонники Майи Санду приняли данную инициативу на ура, ссылаясь на принятую парламентом ещё в июне декларацию о захваченном государстве: раз есть такой документ, то и действовать в таких ключевых вопросах, как реформа юстиции, нужно «по закону военного времени». В свою очередь противники премьер-министра и «законники» заявили, что правительство пошло на прямое нарушение Конституции, изменить которую может только парламент, а Майя Санду решила установить над генеральным прокурором «тотальный контроль».

«Ну молодец, Майя. Опутывает будущего генерального прокуроришку (а по- другому то, что родится, и не назовёшь) всеми ниточками, и дёрг-дёрг, когда вздумается. Ведь каждую ситуацию легко можно подвести под описанный в законе случай. Так что был у нас кукловод, а на смену ему идёт кукловодица», – написал в соцсетях экономист, экс-министр экономики Александр Муравский.

Кстати, ещё летом, сразу же после формирования коалиции ПСРМ – блок АКУМ, один из бывших правительственных чиновников в приватной беседе утверждал, что американским партнёрам не очень нравится данный политический союз, но им сейчас главное убрать из политики Владимира Плахотнюка, а уже осенью, после назначения одобренного США генпрокурора, Генпрокуратура РМ якобы возьмётся за Партию социалистов и её руководство: вытащат историю с незаконным финансированием ПСРМ из-за рубежа (ранее эти обвинения не подтвердились, и расследование закрыли), а также дела на лидеров ПСРМ. В итоге всё закончится либо запретом Партии социалистов, либо её ослаблением. То есть будет осуществлён сценарий «Лаура Кодруца Ковеси – молдавский вариант».

Теперь уже бывший руководитель Национального антикоррупционного управления Румынии (DNA) Лаура Кодруца Ковеси известна тем, что засадила за решётку многих высокопоставленных румынских чиновников. Только в 2014 году DNA добилась осуждения 1138 человек, среди которых 24 примара, 5 депутатов парламента, 2 бывших министра, а также экс-премьер, бывший лидер Социал-демократической партии Румынии Адриан Нэстасе.

Однако при всех успехах Ковеси в борьбе со злоупотреблениями и коррупцией, ряд румынских экспертов и политиков обвиняли руководителя DNA в выполнении политических заказов и зачистке румынского политического поля от неугодных Вашингтону игроков. Так, румынский олигарх Сорин Овидиу Вынту и лидер румынской праворадикальной партии “Romania Mare” Корнелиу Вадим Тудор утверждали, что DNA является структурой, полностью подчинённой американцам и на самом деле управляется ФБР, которое даёт указание, кого и когда арестовывать. По словам нашего собеседника, аналогичную операцию США собирались провести и в Молдове. 

Так это или нет – история умалчивает, но по нынешней версии Конституции генеральный прокурор в Молдове назначается на должность и освобождается с неё президентом страны по представлению Высшего совета прокуроров. То есть, даже если реализация сценария «Лаура Кодруца Ковеси по-молдавски» и не предполагалась, ПСРМ, которая за прошедшие пять месяцев и так обошла блок АКУМ в кадровых вопросах, могла получить под свой контроль ещё и Генеральную прокуратуру. А генеральный прокурор – это ключевая фигура всей системы.

Как говорил ранее политический аналитик Виктор Чобану, генпрокурор – это человек, который приходит в парламент и снимает иммунитет с депутатов, возбуждает уголовные дела против судей, бизнесменов и политиков. Поэтому с 2009 года во всех коалиционных переговорах Демократическая партия категорически отказывалась отдавать кому-либо этот пост. Поэтому при смене власти в июне текущего года генпрокурор Эдуард Харунжен до последнего «держал оборону», давая возможность бывшим высокопоставленным чиновникам покинуть пределы страны, перевести активы за рубеж, уничтожить определённые документы и прочее.

Всё это и могло стать одной из причин решения премьер-министра Майи Санду пойти ва-банк в нарушение положений Конституции – чтобы не уступить Генпрокуратуру социалистам. Социалисты, естественно, уступать не собирались. Итогом данной битвы за генпрокурора стал вотум недоверия правительству Майи Санду и развал правящей коалиции.

Зачем Майя Санду пошла на обострение?

Впрочем, есть ещё одна версия, почему Майя Санду всё-таки пошла на такой шаг, прекрасно осознавая, чем может грозить одностороннее, без консультаций с союзниками из ПСРМ, гражданским обществом, да и собственными депутатами, изменение процедуры избрания генпрокурора.

По мнению некоторых политических комментаторов, ст. 106/1 Конституции «Принятие на себя ответственности правительством» стала спасательным кругом для премьер-министра, которая «решила умыть руки, осознавая, что корабль идёт ко дну». Зная о том, что в ПСРМ категорически не примут предложенную ею процедуру избрания генерального прокурора, Санду специально спровоцировала правительственный кризис, чтобы возглавляемый ею кабмин был отправлен в отставку. В итоге экс-премьер Майя Санду теперь выступает в роли жертвы, которая хотела ликвидировать все коррупционные схемы в стране, навести порядок на таможнях и в госзакупках, деолигархизировать государственные учреждения, но ей этого сделать не дали «в надежде спастись».

Политолог Виталий Андриевский тоже считает, что ситуация с отставкой правительства была спровоцирована Майей Санду.

«Она хотела этой отставки, потому что поняла, что трудности будут только нарастать, что с этой командой ей не удастся ничего изменить, а поменять команду не получится, потому что это грозит серьёзным кризисом в блоке АКУМ. Единственное, что удалось этому правительству – набрать кредитов, но для этого не нужно большого ума. А вот инвестиций, каких-то программ развития за пять месяцев мы так и не увидели, хотя при создании правительства Санду нам говорили, что министры-финансисты из Гарварда знают, что нужно молдавской экономике. Так что Майя Санду хотела уйти, но ей нужно было уйти как героине. Потому-то правительство и воспользовалось статьей о взятии правительством на себя ответственности: «мы хотели бороться с коррупцией, но нам не дали», – отметил эксперт.

Коалиция ПСРМ-ДПМ или АКУМ-ДПМ

Итак, как будут развиваться события после отставки правительства? Эксперты говорят о трёх возможных вариантах. Вариант №1 – или ПСРМ, или блок АКУМ создают коалицию с Демократической партией. Как романтично заявил во вторник, во время обсуждения вотума недоверия правительству Майи Санду, почётный председатель Демократической партии Дмитрий Дьяков – «если одна любовь закончилась, должна начаться другая».

В блоке АКУМ утверждают, что Партия социалистов давно уже ведёт переговоры с демократами. «Исходя из имеющейся у нас информации, 10 или даже 15 депутатов ДПМ готовы проголосовать за отставку правительства. Очевидно, что при условии, что позже будет создана коалиция, чтобы они могли извлечь какую-то выгоду. Было известно, что создаётся некая группа «доброжелателей» из ДПМ, которая будет готова свергнуть эту коалицию, чтобы некоторые из них смогли прийти в правительство», – заявил на днях депутат от блока АКУМ, вице-председатель Партии «Действие и солидарность» (PAS) Михай Попшой.

В свою очередь председатель фракции Демократической партии Дмитрий Дьяков в эфире телеканала TV8 заявил, что ДПМ ни с кем не собирается кооперироваться. О том, что социалисты не пойдут на коалицию с демократами, во вторник заявил и президент Игорь Додон.

Что же касается возможности создания коалиции PAS-Платформа DA-обновлённая и «очищенная» ДПМ, то это давний план западных партнёров. По словам политолога Виктора Жосу, американцы давно вынашивали идею создать чисто прозападный альянс правых с демократами – Санду+Канду, но без Плахотнюка. По некоторым данным, такая идея даже была озвучена в июне 2018 года в Вашингтоне во время визита туда больших делегаций из Республики Молдова во главе с премьер-министром Павлом Филипом и председателем парламента Андрианом Канду. И якобы после того, как они вернулись и доложили об этих планах «вашингтонского обкома» Владимиру Плахотнюку, тот пришёл в ярость, и это стало одной из причин отмены выигрыша Андрея Нэстасе во втором туре выборов генерального примара Кишинёва на внеочередных местных выборах-2018 – Плахотнюк показал партнёрам по развитию, «кто в доме хозяин».

Но на данном этапе, как считают эксперты, создание коалиции ПСРМ-ДПМ, так же, как и коалиции АКУМ-ДПМ, маловероятно. Во-первых, официальный альянс с Демократической партией сейчас не выгоден ни социалистам, ни «акумовцам», которые в глазах правого электората и так себя запятнали союзом с ПСРМ. Кроме того, как считает Виктор Жосу, у России и США, сыгравших главную роль в создании в Молдове коалиции ПСРМ-АКУМ для отстранения от власти Владимира Плахотнюка, могут быть определённые договоренности по Молдове (в рамках некоего большого пакета), поэтому «время для такого крутого разворота пока ещё не пришло». 

Правительство меньшинства

Создание миноритарного правительства, или правительства меньшинства –наиболее вероятное развитие событий на фоне текущего политического кризиса.

В истории независимой Молдовы уже были примеры миноритарных кабминов. Таким, например, было правительство во главе с Кириллом Габуричем, проработавшее с февраля по июнь 2015 года. Оно было создано «Альянсом за европейскую Молдову» (миноритарной коалицией ДПМ- ЛДПМ, которым так и не удалось тогда договориться с либералами, требовавшими пост генерального прокурора) и поддержано Партией коммунистов. Коммунисты в работе правительства не участвовали, но за свою поддержку потребовали «аполитичного премьер-министра».

Так может произойти и сейчас: новый кабмин сформируют социалисты, фракция Демократической партии при голосовании в парламенте его поддержит, а возглавит новое правительство аполитичный премьер-технократ. Уже известно и имя предполагаемого главы миноритарного правительства – это нынешний советник президента по финансовым вопросам Ион Кику.

Кику в этом качестве устраивает как социалистов, так и демократов. С президентом Игорем Додоном он в своё время работал в Министерстве экономики, а затем был советником по экономике и международным отношениям премьер-министра Зинаиды Гречаной. При демократах занимал сначала пост генерального секретаря Министерства финансов, затем министра финансов. К тому же Ион Кику многим известен как «настоящий профессионал, добившийся всего своим трудом» (так в своё время отозвался о новом министре финансов экс-министр экономики Александр Муравский).

В ДПМ накануне рассмотрения в парламенте вотума недоверия правительству Майи Санду, кстати, уже подтвердили, что могут проголосовать за миноритарное правительство, сформированное Партией социалистов. 

Создание правительства меньшинства, конечно же, несёт в себе определённые риски: оно может продержаться как несколько месяцев, так и все 3,5 года – до очередных парламентских выборов, однако альтернативный вариант – досрочные выборы – не лучше. Всё-таки наличие правительства обеспечит какую-никакую стабильность в стране.

Впрочем, политолог Виталий Андриевский считает, что в текущей ситуации важно не то, каким будет новое правительство – миноритарным или коалиционным, важно другое.

«Тем, кто во вторник проголосовал за отставку правительства Майи Санду, нужно собраться, обсудить и договориться, какую Молдову они хотят построить, какие приоритеты должны быть у новой исполнительной власти, какие реформы в юстиции, образовании, здравоохранении и других сферах должны быть проведены. И уже под это создавать правительство и подбирать для него кадры. Новый кабинет министров не должен стать очередным правительством пожарных, которое, как у нас это принято, начнёт с того, что станет критиковать правительство Санду и полученное от него «наследство», а также тушить очаги возгорания. Если это будет так, то мы лишь получим правительство Санду-2 – и ничего не изменится. Вот что должно быть самым главным – обозначить приоритеты, а всё остальное – кандидатуры, должности, коалиционное-некоалиционное – всё это мишура», – отмечает эксперт.

Досрочные выборы

После отставки правительства Майи Санду у парламента три месяца на то, чтобы выбрать новую исполнительную власть. Если в течение этого времени не удастся назначить новый кабинет министров –  парламент будет распущен и будут проведены досрочные выборы.

Однако теперь, когда досрочные выборы становятся вполне вероятным развитием событий, первоочередным становится вопрос, по какой формуле они пройдут – по пропорциональной или смешанной избирательной системе?

Как известно, 15 августа парламент в окончательном варианте принял законопроект об отмене смешанной системы и возврате к пропорциональной системе выборов. 16 августа президент промульгировал его, а 17 августа данные изменения вступили в силу. Однако, согласно апрельскому решению Конституционного суда, по новой системе могут пройти только очередные парламентские выборы, при условии, что избирательную систему изменили не менее чем за год до них.

16 октября (на тот момент не подозревая об актуальности данной темы) депутаты от блока АКУМ Сергей Литвиненко и Александр Слусарь и представитель Партии социалистов Василий Боля направили запрос в Конституционный суд с просьбой разъяснить, на основе какой избирательной системы должны пройти досрочные выборы, если вдруг их объявят.

«С моей точки зрения, нет никаких сомнений в том, что в случае проведения досрочных выборов будет применяться пропорциональная избирательная система – единственная, которая соответствует стандартам Венецианской комиссии», – заявил Сергей Литвиненко. По его мнению, бывшие судьи КС были подконтрольны экс-лидеру ДПМ Владимиру Плахотнюку и, принимая то, апрельское, постановление по выборам, злоупотребили властью.

Так что Конституционному суду после решения об отставке правительства, видимо, теперь придётся поторопиться с рассмотрением запроса депутатов об избирательной системе.

Своя игра

Разрывая во вторник в парламенте свою love story, социалисты и «акумовцы» много чего наговорили друг другу. До битья тарелок, правда, дело не дошло, но «последняя речь» теперь уже экс-премьера Майи Санду была довольно-таки жёсткой.

«Вы хотите свергнуть правительство в надежде спастись, но все поплатитесь за свои грехи рано или поздно», – пригрозила экс-премьер. А до этого Майя Санду, подчёркивая свою незаменимость, говорила, что отставка её правительства грозит прекращением внешнего финансирования. В итоге граждане республики «будут лишены повышения заработной платы, пособий и других выплат, которые частично поступают из внешних источников». В ответ на это бывший «кризисный» премьер Ион Стурза (март-ноябрь 1999 года) заявил, что когда-то тоже был уверен в своей незаменимости, и его риторика в те годы была точно такой – без него в стране всё рухнет, зарплат не будет, денег извне не будет, пострадают реформы в интересах народа. Однако после отставки его кабмина ничего не рухнуло. «Преемники-коммунисты продолжили реформы, вернулись к программам с МВФ и ВБ, и начали процесс сближения с Евросоюзом», – написал Стурза в соцсетях.

Сразу же после отставки правительства Санду президент Игорь Додон предложил ПСРМ и блоку АКУМ успокоиться и вместе выбрать нового кандидата на должность премьер-министра. Однако очевидно, что «антиолигархической» коалиции ПСРМ-блок АКУМ больше не существует –  пути бывших союзников разошлись, а Майя Санду начала подготовку к президентским выборам.

«Санду сейчас набрала себе много очков в карму. Думаю, если в течение ближайших двух недель измерить рейтинги политиков – опросы покажут, что рейтинг Майи Санду продемонстрировал значительный рост. Но вопрос – надолго ли его хватит, сохранится ли он до президентских выборов, до которых почти год? Не забывайте, что партии PAS и Платформа DA теперь являются парламентской оппозицией, а вот их лидеры Майя Санду и Андрей Нэстасе, оставшись без высоких постов, теперь безработные и являются «внепарламентской оппозицией». Это, конечно, даёт им больше возможностей для оппонирования, но и несёт в себе определенные риски», – отмечает политический аналитик Виктор Чобану.

По мнению политолога Виталия Андриевского, «президентский забег» Майи Санду может закончиться, так и не начавшись, если социалисты и демократы, скооперировавшись, вдруг сыграют в свою игру.

«Нынешнее выступление Майи Санду в парламенте выглядело как предвыборный спич – жёсткое, осуждающее, с рядом обещаний тем, кто отстранил её с поста премьер-министра, однако те, кто после нынешнего кризиса придут к власти, вполне могут не доставить г-же Санду удовольствия готовиться к президентским выборам.  

В своё время лидеры протестной оппозиции были недовольны решением Конституционного суда от 4 марта 2016 года о возвращении всенародных выборов президента, однако потом и Майя Санду, и Андрей Нэстасе, как известно, выдвинули свои кандидатуры на пост главы государства. Находясь до недавнего времени у власти, представители блока АКУМ не раз говорили, что бывшие составы Конституционного суда работали на Плахотнюка и что новые судьи должны провести ревизию решений, принятых старым Конституционным судом, бывшим, наряду с Генеральной прокуратурой, ключевым звеном в «захваченном государстве». А раз так – почему бы нынешнему составу КС не отменить решение «плахотнюковского Конституционного суда» о прямых выборах президента от 2016 года?

Думаю, что это спокойно можно провести либо через Конституционный суд, либо постараться набрать необходимое количество голосов депутатов в парламенте. В итоге президента вновь будут избирать в парламенте, и тогда Майе Санду в 2020 году ничего не будет светить. Это была бы красивая комбинация. К тому же, по моему мнению, Игорь Додон мог бы не претендовать на второй срок, отказавшись от поста президента в пользу Зинаиды Гречаной или кого-то из ДПМ (это уж как договорятся), и стать, допустим, премьер-министром, у которого значительно больше рычагов влияния, чем у главы государства. В итоге никто не смог бы упрекнуть его в том, что он держится за президентский пост, а предвыборный забег Майи Санду растянулся бы не на год – до президентских выборов, а до 2023 года –  до очередных выборов парламента. Выдержит ли она до этого времени –вопрос интересный», – отметил Виталий Андриевский.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load