ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

“День неповиновения”. Что парламент может противопоставить президенту?

Последние полгода самым главным человеком в Республике Молдова является не председатель парламента, президент или премьер-министр, а председатель Конституционного суда Домника Маноле. Ну и её четверо действующих коллег.

По сути, Конституционный суд Республики Молдова в последнее время превратился не только в третейского судью, но и в некую абсолютную политическую власть, чьи решения являются окончательными. Именно к нему обращаются политики и депутаты при малейшем конфликте или недовольстве действиями оппонентов. Именно Конституционный суд в последние годы определяет, по какому пути должна двигаться страна. Именно КС на прошлой неделе решил, что досрочным парламентским выборам быть, а в ближайшее время должен постановить, когда именно они состоятся. При этом народ этих людей не избирал и о существовании большей части из них до назначения на посты конституционных судей,даже не подозревал.

Дежавю, да не то

После того, как на прошлой неделе Конституционный суд разрешил президенту распустить парламент и назначить досрочные выборы, в стране фактически сложилась такая же ситуация, как в июне 2019 года.

Тогда парламент тоже не успел сформировать новое правительство до установленного срока - 7 июня 2019 года. В связи с чем 8 июня Конституционный суд издал постановление, разрешающее распустить законодательный орган. Единственным отличием той ситуации от нынешней было то, что президент Игорь Додон отказался подписывать указ о роспуске законодательного органа и назначении даты новых парламентских выборов. 8 июня он заявил, что не станет подписывать такой документ, поскольку депутаты ещё могут договориться. Выступая перед журналистами, Додон подчеркнул, что только президент Республики Молдова обладает правом распустить парламент, причем только после консультаций с фракциями.


Майя Санду образца 2019 года была глубоко возмущена “незаконными действиями” Конституционного суда и одобряла неподчинение президента вердикту судей КС.

“Я называю такой подход неуместным с точки зрения уважения к Конституции страны. Конституционный суд должен принимать акты в соответствии с положениями буквы и духа Конституции, а не на основе решений и поведения политических деятелей в стране”, - написала 15 июня 2019 года тогдашний премьер в соцсетях, потребовав отставки всего состава Конституционного суда “если у них осталась ещё хоть крупица чести и уважения к Конституции и гражданам этой страны”.

Политический кризис-2019 был преодолен благодаря высадке в Кишинёве “десанта” из спецпредставителей России, США и Евросоюза, которые буквально заставили ПСРМ, PAS и Платформу DA сформировать ситуативную коалицию и принять власть в стране. А также благодаря обстоятельной беседе с глазу на глаз посла США в Молдове Дерека Хогана с председателем ДПМ Владимиром Плахотнюком в офисе Демократической партии, после которой у известного молдавского олигарха появилось непреодолимое желание покинуть пределы страны.

Но на этот раз никто в Молдове “высаживаться” не будет. России, у которой стремительно ухудшаются отношения с Западом, явно не до Республики Молдова. А у США и Евросоюза молдавская повестка-2021 при в общем-то сходных стартовых позициях кардинально отличается от повестки-2019.

Крупнейшая в Европе Европейская народная партия приветствовала решение молдавского Конституционного суда об установлении обстоятельств, оправдывающих роспуск парламента. В выпущенном ею пресс-релизе говорится, что политические силы Республики Молдова должны уважать верховенство закона и обеспечить организацию свободных и честных выборов. Официальный представитель внешнеполитической службы Евросоюза Петер Стано в Twitter написал, что решение Конституционного суда о роспуске парламента “открыло чёткий путь выхода из затяжного институционального кризиса” и что “ЕС ожидает, что все политические силы будут его уважать”.

Ну а посол США Дерек Хоган, героически спасавший в 2019 году “демократически избранный парламент” от роспуска, ещё в марте в специально написанной статье, опубликованной на портале Anticoruptie.md, подчеркнул, что “коррумпированные политики и преступники больше не могут диктовать курс на будущее страны”. Тем самым дав понять, что нынешний парламент необходимо распустить и назначить досрочные выборы, хотя с 2019 года состав законодательного органа Республики Молдова практически не менялся.

Как отправить в отставку президента?

В минувшие выходные ПСРМ созвала Республиканский совет партии - чтобы обсудить ситуацию, сложившуюся после решения Конституционного суда и определиться с дальнейшими действиями.

Констатировав, что решение КС, “принятое под открытым давлением президента Майи Санду”, является не чем иным, как “конституционным переворотом с целью установления в Молдове режима внешнего управления в интересах зарубежных кураторов Санду”. Что Конституционный суд, грубо проигнорировав наличие в парламенте большинства, выдвинувшего кандидатуру Владимира Головатюка на пост премьер-министра, фактически воссоздал захваченное государство. Выразив возмущение “издевательством над суверенитетом” страны, выразившимся в виде “скандального заявления главы миссии ЕС в Молдове Петера Михалко и других послов стран Евросоюза”, “хамского шовинистического высказывания посла Румынии Даниела Ионицэ, оскорбившего молдавский народ”, а также “дерзкой противоправной акции спецслужб Украины при участии посольства этой страны в Молдове по похищению на территории нашей страны судьи Николая Чауса”. А также отметив, что “Молдова не банановая республика и никогда ею не будет”, Партия социалистов потребовала отставки Майи Санду и проведения досрочных президентских выборов, поскольку она “лично участвовала в антинациональном и антиконституционном заговоре против нашей страны и её народа”. Кроме того, ПСРМ выразила вотум недоверия нынешнему составу Конституционного суда и потребовала отставки судей Домники Маноле, Любы Шовы и Николая Рошки, которые стали “соучастниками узурпации власти в стране”.

Правда, несмотря на всю громкость декларации социалистов, её реализация – дело практически невыполнимое. Отправить в отставку трёх судей Конституционного суда парламент не может. Даже Домнику Маноле, назначенную по квоте законодательного органа (в КС двух судей назначает парламент, двух – правительство и ещё двух – Высший совет магистратуры). Хотя лидер фракции ПСРМ Корнелиу Фуркулицэ в конце прошлой недели в эфире телеканала Ren Moldova и пообещал, что декларация об узурпации Конституционного суда тремя судьями “в пользу политических интересов президента” наберёт достаточное количество голосов и что “мы будем доказывать, что конституционное право в стране существует, и парламент может его защитить от трёх человек, которые, по нашему мнению, узурпировали власть”.

Однако согласно ст. 14 закона о Конституционном суде, судьи КС несменяемы в течение срока полномочий. А согласно ст. 19 (2), решение о лишении судьи неприкосновенности и прекращении его полномочий принимается Конституционным судом. То есть, как это ни парадоксально, призвать к ответу судей КС за принятие откровенно политических или каких-то противозаконных решений (чем часто грешил “Конституционный суд Плахотнюка”) сегодня практически невозможно: по действующему законодательству только судьи КС могут сами себя наказать. Что, естественно, вряд ли когда-либо произойдет.

Что же касается отставки президента, то это тоже достаточно трудновыполнимая процедура.

Теоретически - если будет установлено, что Майя Санду действительно превысила свои полномочия или допустила какие-либо другие нарушения - глава государства может быть отстранена от должности, но за это должно проголосовать 2/3 депутатов, или не менее 67 народных избранников. Тогда исполнять обязанности президента будет председатель парламента Зинаида Гречаная. Следующим этапом процедуры отстранения станет организация общереспубликанского референдума, на котором будет поставлен единственный вопрос – заслуживает ли президент Майя Санду быть отправленной в отставку?

Но даже если парламентскому большинству удастся заполучить 67 голосов для приостановления президентских полномочий Майи Санду, референдум о её отставке наверняка провалится – личный рейтинг главы государства по-прежнему достаточно высок. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, парламентское большинство может использовать данный вариант не столько для реальной отставки президента, сколько для затягивания ситуации с досрочными парламентскими выборами, которые Санду и её бывшая партия очень хотят провести этим летом.

В свою очередь политолог Виталий Андриевский считает, что заявления социалистов об отставке президента могут носить мобилизационный характер.

“Обратите внимание: социалисты слово “импичмент” не произносили. Они высказались про недоверие президенту, про отставку и так далее. На самом деле, как мне кажется, в преддверии досрочных выборов им надо будет что-то сделать, чтобы: а) мобилизовать свою команду; б) мобилизовать свой электорат. И быстрее всего они могут сделать это, инициировав сбор подписей с требованием отставки Майи Санду – мол, народ этого требует. Юридически эти подписи вряд ли будут иметь какую-то силу, но это растормошит их людей на местах, заставит ходить, агитировать, собирать подписи. То есть это будет своего рода мобилизацией в территориях перед досрочными выборами. Это такой технологический ход, который позволит провести смотр рядов: есть ли на местах бойцы, агитаторы, сколько они соберут подписей. Потому что потенциально те, кто подпишется – это избиратели, настроенные против президента Майи Санду. И хотя далеко не все из них на досрочных выборах проголосуют именно за Партию социалистов, главное, что мобилизация будет проведена и станет понятно, с каким электоратом, с какими людьми надо работать. Всё что делает сейчас Игорь Додон – это подготовка к выборам”, - считает Виталий Андриевский.

Откуда деньги, Майя?

Что-то подсказывает, что указ о роспуске парламента у Майи Санду давно уже готов, и в него осталось поставить только две даты: датировать документ определенным числом и указать день проведения досрочных парламентских выборов. Всё зависит от того, какое решение примет Конституционный суд по режиму чрезвычайного положения.

“Мы, к сожалению, можем ждать от него [парламента. - Прим. ред.] неприятностей”, - прозорливо заявила на днях в эфире телеканала Prime советник президента по вопросам юстиции Олеся Стамате.

У парламентского большинства действительно есть несколько возможностей для того, чтобы подпортить игру президенту и её бывшей партии, даже не прибегая к процедуре импичмента. Например (но этот вариант сработает, только если Конституционный суд оставит в силе режим чрезвычайного положения) перед 30 мая, то есть истечением режима чрезвычайного положения, продлить его ещё на какое-то время. Закон о режимах чрезвычайного, осадного и военного положения позволяет это сделать в зависимости от развития ситуации. А пока действует режим чрезвычайного положения, парламент, по действующему законодательству, не может быть распущен. Также в этот период не допускаются внесение изменений в Конституцию, проведение выборов любого уровня и республиканских и местных референдумов.

Другим элементом неподчинения решению Конституционного суда о роспуске может стать провал голосования о выделении финансовых средств на проведение досрочных парламентских выборов. По подсчётам Центризбиркома, переизбрание законодательного органа обойдётся в 120 млн леев. В бюджете эти средства не предусмотрены.

Правительство в случае возникновения непредвиденной ситуации залезть в свой резервный фонд не может – в режиме и.о. оно не полномочно решать вопросы финансового характера. Остаётся голосование парламента по изменению бюджета. Но лидер ПСРМ Игорь Додон уже намекнул на то, что фракция социалистов не станет голосовать за выделение бюджетных средств на проведение досрочных выборов. Наверняка такую же позицию займут фракция партии “Шор” и парламентская группа Pentru Moldova. Остальные парламентские фракции, кроме PAS, могут воздержаться – досрочные выборы не нужны никому в парламенте кроме соратников действующего президента. В итоге денег на проведение выборов просто не будет.

В этой ситуации парламентское большинство вполне может воспользоваться домашней заготовкой Демократической партии образца 2019 года. Она звучала так: лично ДПМ досрочные выборы не нужны, поэтому те, кто спровоцировал их, пусть сами и оплачивают их проведение. Как заявил на брифинге 7 июня 2019 года Андриан Канду, в бюджете деньги на проведение досрочных выборов не предусмотрены, но “мы найдём возможность, чтобы затраты покрыли политические партии. Граждане не должны страдать от безответственности так называемых политиков”.

Конечно, теоретически Майя Санду может обратиться к международному сообществу с посылом “Демократия в опасности!”. Тем более что есть прецеденты: в апреле 2014 года США выделили Украине 11,4 млн долларов на проведение президентских выборов. Деньги пошли на поддержку местных и международных наблюдателей, усовершенствование процесса голосования, обеспечение избирателей необходимой информацией.

Однако молдавский Кодекс о выборах запрещает любое финансирование и материальную поддержку избирательных кампаний другими государствами, иностранными, международными и совместными предприятиями, учреждениями и организациями, а также физическими лицами (ст. 39). А Центральная избирательная комиссия, согласно Кодексу, финансируется только из государственного бюджета.

В общем, свои позиции в вопросе досрочных парламентских выборов стороны объявили. PAS хочет выборы этим летом – желательно в июле (“Чтобы позже, в сентябре у нас уже были договоренности с МВФ и Всемирным банком”, - заявил врио председателя PAS Игорь Гросу), ну или в конце августа. А парламентское большинство дало понять, что может не подчиниться решению Конституционного суда о роспуске, тем более что есть прецедент такого неподчинения образца 2019 года, санкционированный ЕС и США. Но реальные “боевые действия” сторон начнутся уже после решения Конституционного суда о режиме чрезвычайного положения.

Ксения Флоря

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load