ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

Дело ВЕМ: «Кража века» спустя шесть лет после начала расследования

Спустя более шести лет после старта уголовного преследования и первых задержаний по делу о многомиллиардном банковском мошенничестве, прокуратура недавно передала в суд материалы в отношении экс-председателя правления Banca de Economii (ВЕМ), обвиняемого в финансовых манипуляциях с активами банка в интересах Илана Шора и его окружения.

Банковская система Молдовы была разграблена в 2014 году, когда стало известно о выводе за пределы страны миллиарда долларов США. В аферу было втянуто три банка: Unibank, Banca Socială и Вanca de Еconomii, контролируемые бизнесменом с сомнительной репутацией Иланом Шором, который в 2017 году был осужден к 7,5 годам тюремного заключения за отмывание миллиардов леев, полученных в качестве кредитов в ВЕМ.

До вынесения окончательного приговора суд первой инстанции отпустил Шора на свободу под судебный контроль, а в июне 2019 года он незаконно выехал из Молдовы и находится в Израиле, гражданством которого обладает наряду с молдавским. При этом приговор до сих пор в повестке дня апелляционной инстанции: дело, где главным фигурантом выступает Шор, уже три года буксует на месте. Материалы поступили в Апелляционную палату Кагула в феврале 2018 года и с тех пор заседания переносились более 50 раз (!).

Расследование в отношении еще нескольких обвиняемых, задержанных в декабре 2020 года, продолжается. Noi.md рассказывает о том, кто такой Виорел Быркэ, какую роль он сыграл в осуществлении «кражи века» и что ему инкриминирует Генеральная прокуратура. За шесть лет, прошедшие после масштабного хищения банковских активов, он неоднократно попадал за решетку и вновь оказывался на свободе, давал показания в отношении ряда высокопоставленных подсудимых, выступал в роли свидетеля как на стороне обвинения, так и защиты.

Как украсть 25% от ВВП


Виорел Быркэ был назначен 30 апреля 2014 года на пост председателя правления Banca de Economii – на тот момент одного из крупнейших банков страны, где треть акций принадлежала государству. Перед его приходом BEM неожиданно покинул недавно перешедший в него из Banca Socială Иван Кривчанский. Назначение Быркэ совпало с появлением в ВЕМ на должности председателя совета Илана Шора. Ранее, в 2012 году, Быркэ занимал должность заместителя председателя правления, до этого был главой казначейства (с 2010 по 2012 г.) и главой управления аудита (с 2004 по 2010 г.).

В марте 2015 года, когда «кража века» стала одной из самых обсуждаемых в Молдове и за рубежом тем, он ушел в отставку с должности исполняющего обязанности председателя правления ВЕМ, без какого-либо официального объявления о причинах увольнения. Этому предшествовала серия обысков и задержаний со стороны антикоррупционных органов, на допросах неоднократно оказывались как Шор и Быркэ, так и многие их подчиненные в рамках банковского учреждения.

Незадолго до отставки Быркэ, в конце 2014 г. из Banca de Economii, управляемого в тот период фактически Иланом Шором, пропало 11 млрд леев. Национальный банк Молдовы объявил, что в общей сложности в результате сомнительных сделок посредством трех банков, контролируемых Шором (Banca de Economii, Banca Socială и Unibank), из Молдовы было выведено около 17,8 млрд леев и перечислено иностранным юридическим лицам. Деньги, как правило, выводились через заведомо невозвратные кредиты, что грозило банкротством финансово-кредитных организаций.

В течение двух лет Нацбанк выделял им дотации под гарантии государства. Средства госдотаций также попадали в схемы по отмыванию денег. Банки были ликвидированы, а миллиард выведенных из Молдовы долларов в страну не вернулся. Бывший премьер Ион Стурза заявил, что BEM обокрал Илан Шор с помощью Национального банка, который начал закачивать деньги в Banca de Economii, Banca Socială и Unibank. Стурза отметил, что НБМ искусственно пытался закрыть образовавшуюся дыру в банковской системе путем эмиссии 21 млрд леев, что составляет 25% от ВВП.

В феврале 2015 г. Виорел Быркэ стал фигурантом дела, связанного с «кражей века», вместе с экс-главой Административного совета BEM Иланом Шором. По этому делу НЦБК допросил также бывшего и. о. председателя КБ Bаncа Socială Наталью Рахубу и члена совета КБ Bаncа Socială Леонтия Сухолитко. Уголовное преследование было начато в связи с предоставлением необеспеченных кредитов в Banca de Economii и превышением служебных полномочий членами Админсовета.

Свидетель защиты и обвинения

В тот период НЦБК и Прокуратура по борьбе с коррупцией провели десятки обысков по делу BEM, в том числе в доме Шора и в здании IPTEH, принадлежащем экс-премьеру Владимиру Филату, у членов совета и правления Bаncа Socială и Bаncа de Economii, а также у ряда лиц, получивших кредиты. Как отметили тогда в НЦБК, Шору инкриминировали превышение служебных полномочий после подписания контракта, на основе которого более 10 млрд леев были перечислены из BEM в КБ Banca Socială, а оттуда деньги попали в офшорные зоны, где и исчезли бесследно.

В мае 2015 года Виорела Быркэ, фигурирующего в деле о сомнительных кредитах BEM, по решению Апелляционной палаты Кишинева арестовали на 30 суток. Из-под домашнего ареста он был переведен в следственный изолятор НЦБК. Однако за решеткой финансист пробыл недолго: практически сразу после помещения в камеру он почувствовал недомогание и был доставлен для обследования и прохождения курса лечения в частную клинику. Вскоре Шору и Быркэ предъявили обвинение и поместили под судебный контроль.

Кстати, имя Быркэ неоднократно упоминается в протоколах допроса Шора, давшего показания против экс-премьера Владимира Филата, бизнесмена Вячеслава Платона и ряда других лиц. По его словам, выдача Филату денег осуществлялась посредством его личных указаний тогдашнему президенту BEM Виорелу Быркэ, который на основании предоставленных документов подписывал кредитные договора с Dasler Com, Talnes, Voximar Com и другими компаниями. Те в свою очередь перечисляли деньги фирмам, аффилированным с Филатом. Сумма, по словам Шора, составила примерно $12 млн. По такой схеме выдавались кредиты двумя другими контролируемыми им банками – Banca Socială и Unibank.

Впоследствии Виорел Быркэ давал показания в прокуратуре и в суде сначала по делу Филата, а затем по делу Платона. «Когда мы спрашиваем у экс-руководителя банка, кто получал кредиты, названия компаний, судьбу кредита в 13 млрд леев, он отказывается отвечать, ссылаясь на то, что ничего не помнит», - возмущался после заседания адвокат Платона Эдуард Руденко, отметив, что в ходе слушаний Быркэ из перечня вопросов защиты были исключены самые неудобные.

В то же время Виорел Быркэ вместе с бывшим первым заместителем директора кишиневского филиала BEM Еленой Головченко и другими экс-сотрудниками банков выступал в качестве свидетеля со стороны защиты по делу Шора. Во время выступления на судебном заседании он полностью подтвердил версию, выдвинутую адвокатами Шора, и высказался против фактов, изложенных в обвинительном заключении прокуратуры.

Ограбление группой компаний Шора

После изучения всех обстоятельств по ситуации в пострадавших финансовых учреждениях высказался Национальный банк Молдовы, выводы которого были переданы Генпрокуратуре. В 2017 г. исполнительный комитет НБМ принял решение о применении санкций в виде максимального штрафа – более 100 тыс. леев – в отношении бывших членов советов и исполнительных органов Ваnса de Economii и Unibank. Речь идет о Думитру Цугульски, Геннадие Чернее, Виктории Хворостовской из Unibank и Илане Шоре, Иване Урсу, Станиславе Будзе, Виореле Быркэ, Ирине Баргуевой из BEM. Наказание наложено за нарушение положений Закона о финансовых учреждениях и нормативных актов Нацбанка.

НБМ констатировал вовлечение банков в чрезмерно рискованные операции, а также несоблюдение ограничений и требований по концентрации рисков. По мнению регулятора, налицо факты участия в манипуляторской деятельности через неотражение в бухучетах некоторых операций с искажением реальной ситуации в банках и представление в НБМ отчетов с ошибочными данными. Применение регулятором санкций не исключает и других наказаний, в том числе уголовных в случае установления фактов, составляющих преступление, в связи с чем свое слово должна была сказать прокуратура.

В июле 2019 года Виорел Быркэ вместе с другими бывшими менеджерами коммерческих банков и НБМ был заслушан в парламентской комиссии по расследованию банковского мошенничества. Председатель комиссии, депутат Александр Слусарь сообщил, что, по словам Быркэ, решения о предоставлении кредитов в BEM были приняты председателем совета Иланом Шором, тогдашним советником по вопросам безопасности Иваном Урсу и юристом Станиславом Будзой. «Эти три человека в течение нескольких дней обанкротили Banca de Economii», - заявил Слусарь.

В то же время в отчете Kroll-2 подробно показано, как Banca de Economii фактически был ограблен группой компаний Шора. Американские эксперты выявили 77 различных фирм, которые являются частью этой группы. Специалисты Kroll с самого начала указывают, что большинство документов были уничтожены в подозрительном пожаре автомобиля банка.

Схема, по сути, была чрезвычайно простой. Руководители банка, как правило, Виорел Быркэ и Константин Палади, президент и вице-президент BEM, давали устные указания, чтобы некоторые компании получали кредиты. Впоследствии Правление принимало окончательное решение, которое было подписано каждым его членом и направлено на исполнение. Таким образом, только в период с 5 по 24 ноября 2014 года состоялось 13 заседаний, в которых, однако, представители государства не участвовали.

Эпизод о хищении 100 млн долларов

В декабре 2020 года бывший руководитель Banca de Economii Виорел Быркэ был снова задержан по делу о банковском мошенничестве. Вместе с ним правоохранители взяли под стражу пять других лиц, включая бывших руководителей трех обанкротившихся банков (Banca de Economii, Unibank и Banca Socială), а также представителей холдинга Илана Шора. Все они затем были помещены под домашний арест.

В их числе – экс-глава Unibank Думитру Цугульски, который обвиняется в нарушении кредитных правил, мошенничестве при управлении банком, а также в мошенничестве в особо крупных размерах. По данным прокуратуры, в период с 2013 по 2014 год банкир предоставил четыре безнадежных кредита четырем экономическим агентам на общую сумму 16 млн долларов и 15 млн евро. В настоящее время дело находится на рассмотрении в суде первой инстанции.

На прошлой неделе Генпрокуратура объявила о передаче в суд и материалов в отношении Виорела Быркэ, который сядет на скамью подсудимых за хищение чужих активов в особо крупных размерах. Прокуратура по борьбе с коррупцией завершила расследование, отделив дело Быркэ от общего дела о банковском мошенничестве. Как отмечают прокуроры, им удалось собрать доказательства, что в период с июля 2013 года по сентябрь 2014 года бывший врио президента BEM, действуя в интересах преступной группы, взял на себя контроль и принятие административных, юридических и финансово-экономических решений на уровне руководящих органов банка, став соучастником хищения 100 млн долларов США.

По данным прокуратуры, впоследствии, чтобы скрыть эти действия и избежать ответственности, он не фиксировал в бухучете незаконные переводы денежных средств в банк Российской Федерации, отразив этот факт только 24 ноября 2014 года, искажая реальную ситуацию с данными баланса и ликвидности банка. На допросе в прокуратуре по предъявленным обвинениям Быркэ не признал своей вины. Для взыскания причиненного ущерба прокуратура наложила арест на три принадлежащих обвиняемому объекта недвижимости с возможной в дальнейшем их конфискацией в пользу государства.

50 переносов за три года

В то же время ключевой фигурант Илан Шор по-прежнему избегает судебно-следственных процедур. В феврале этого года исполнилось 3 года с тех пор, как его дело поступило на рассмотрение в Апелляционную палату Кагула. За этот период суд назначил 55 судебных заседаний, при этом более 50 из них было перенесено, в том числе с целью проведения финансово-бухгалтерской экспертизы дела по заявлению защитников Шора. Кроме того, в мае 2020 года адвокаты попросили перенести уголовное дело в другую инстанцию, что еще больше затормозило процесс.

В последние месяцы защитники Шора направили несколько обращений в Конституционный суд, поэтому судебные слушания были вновь перенесены. Тем временем судья-докладчик Нина Велева ушла в отставку из системы – указ об увольнении судьи был подписан в феврале 2021 года. Видимо, поставленную заинтересованными лицами задачу – затягивать судебное разбирательство, «служитель фемиды» выполнила. Как говорится: «все, что смогла…». «Говорят, что люди могут бесконечно смотреть на 3 вещи: течение воды, горение огня и на работу других людей. Республика Молдова внесла свои изменения. Наши судьи решили доказать, что могут бесконечно переносить дело Шора», - прокомментировал постоянные откладывания слушаний и.о.министра юстиции Фадей Нагачевский.

По мнению генпрокурора Александра Стояногло, дело затягивается для того, чтобы истек срок для привлечения к ответственности Илана Шора. Он говорит, что срок давности по делу Шора истекает через 15 лет, однако при помощи различных схем, применяемых изобретательными адвокатами и судьями, этот период может быть сокращен. «В таком случае человека признают невиновным и прекращают дело по причине истечения сроков давности. Статья, по которой привлекли Шора в суде первой инстанции, не позволяет ему освободиться в ближайшее время. Я так понимаю, что они в Апелляционной палате рассчитывали на переквалификацию этих действий, то есть уход от хищения и переход, допустим, к какому-то злоупотреблению, которое причинило ущерб», - отметил Стояногло в эфире частного телеканала.

В то же время эксперты обращают внимание, что затягивание рассмотрения дела – распространенная практика в судебно-адвокатской среде. Однако, если адвокат или прокурор считают, что слушания идут слишком медленно, они могут обратиться в суд с заявлением об ускорении процедуры. В июле 2019 года Шор был объявлен в национальный и международный розыск. Ранее прокуратура наложила арест на движимое и недвижимое имущество, а также на доли в компаниях, принадлежащих Шору. Разумеется, только те, что находятся в Республике Молдова.

Недоумение по поводу постоянных задержек и переносов в деле Шора неоднократно высказывали представители общественности Молдовы и зарубежные дипломаты. Ограбленное общество ждет с полным осознанием того, что результаты в расследовании резонансного преступления появятся тогда, когда виновные будут наказаны и возместят ущерб, и когда продолжатся разбирательства, которые следует довести до конца.

Владислав Бордеяну

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load