ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Американская цивилизация. От Буша до Буша

Американская цивилизация. От Буша до Буша

Продолжаем цикл статей, посвященных современной американской истории. В прошлой публикации мы рассматривали годы президентства Рональда Рейгана. В нынешней пойдет речь о правлении Джорджа Буша-старшего, при котором Америка стала тотальным мировым гегемоном. Но почивать на лаврах пришлось недолго – мир столкнулся с новыми вызовами и новыми реалиями.

Победитель «империи зла»

Время правления Рональда Рейгана считается не только целой эпохой из-за продолжительности его срока правления, но и в силу грандиозности политических изменений в стране и в мире. Пал СССР. Был уничтожен весь просоветский лагерь. Рухнул проект социалистической экономики и социалистического будущего. И хотя оставался Китай, ориентированный на построение коммунистического проекта, но его путь скорее напоминал некий вариант смеси конфуцианства и национал-коммунистического правления. Тоже касалось Северной Кореи и Вьетнама.

В этот исторический период американская элита могла считать свой проект вполне реализованным. На этой волне к власти в США приходит приемник Рональда Рейгана, его сподвижник вице-президент Дж. Буш старший. При этом человеке, сделавшем карьеру в качестве руководителя ЦРУ и инициатора сближения США и КНР, возникла своеобразная симфония власти.

С одной стороны, Дж. Буш был представителем вполне консервативной части Америки. Он разделял ценности правых республиканцев и идеализировал американский имперский проект. С другой стороны, этот крупный политик начал продвигать во власть тех людей, которые были выпестованы бывшим госсекретарём Генри Киссинджером, и позже стали неоконсерваторами.

Неоконсерваторы были очень интересной группировкой. Как бывшие левые они оперировали левацкими категориями, при этом пытались примерить на себя имидж крайне правых политиков. Цель была проста. А именно - оседлать правый электорат республиканцев, при этом захватывая саму республиканскую партию, и одновременно во внешней политике руками США решить вопросы актуальные как для Израиля, так и для американских тигров на Ближнем Востоке. Прежде всего имеются в виду Саудовская Аравия, Катар, ОАЕ.

Возникла своеобразная коллизия: с одной стороны семья Бушей и Буш-старший во главе государства, представители старого правого крыла республиканцев, и рядом с ними - бывшие троцкисты, оседлавшие правую идею, адаптировавшие под себя правую риторику и использовавшие правый американский электорат для своих далеко не американских интересов. Под их чутким руководством, отвергая старые советы Джона Куинси Адамса, Америка начала по всему миру искать то «козлов отпущения», то «вселенских злодеев», выполняющих миссию чуть ли не самого Вельзевула. Короче говоря, США вышли за пределы своих границ и не вернулись. Они начали новый империалистический проект, который ранее осуждался как Барри Голдуотером, так и президентом Никсоном, с его политикой геополитического примирения.

Около 150 000 американских военных были отправлены в разные страны учить их население демократической жизни и либеральной мудрости. В это время президент Буш заявлял, что США вправе начинать предупредительные войны против любого государства «оси зла». Потеря старого и проверенного врага СССР, с которым было удобно играть в кошки-мышки, с которым было удобно делить мир, ибо этот враг был, по американским меркам вполне вменяем, американская неконсервативная элита начала создавать себе театральных оппонентов. Это было вполне удобно. Создаешь себе врага, желательно такого, которого ты с уверенностью можешь победить, а потом удачно отправляешь его в небытие. Словом, как писал русский философ Григорий Померанц: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступающего в битву за святое и правое дело». Именно это и произошло с ворвавшимися во власть неоконсервативными политиками, которые сумели подвести под реализацию этого проекта семью Бушей и всю администрации обоих президентов.

В этой связи хочется еще раз подчеркнуть, что с 1989 года, когда рухнула берлинская стена и окончилась «холодная война», с падением страны Советов и перехода Москвы под негласное управление Лондона и Вашингтона, американский истеблишмент стал перед проблемой разработки новой внешнеполитической стратегии. Джин Киркпатрик, Бен Уоттенберг, Чарльз Краутхаммер, Дик Чейни и другие видные политики попытались найти новые формы проявления американского доминирования. Эти идеи неоконсервативного толка были своеобразно выражены в высказываниях ученого-демографа, политика и публициста Бена Уоттенберга. Он как-то сказал, что в данное время, Америке не стоит запираться в собственных стенах; наоборот она должна как можно скорее начать глобальную кампанию по установлении демократии во всем мире.

Картина, нарисованная политическим обозревателем Чарльзом Краутхаммером, была еще более грандиозной: «Стремлением Америки должна стать интеграция с Европой и Японией внутри сверхсуверенного образования, которое будет экономическим, культурным и политическим гегемоном в мире». Старой республике надлежало раствориться в этом новом образовании. «Новый универсализм, – по словам Краутхаммера, – потребует сознательного отказа не только от американского суверенитета, но и от суверенитета как такового. Звучит шокирующе, но на самом деле все не так страшно».

Наивысшее достижение

И правительство Буша-старшего вполне оправдывало имперские чаяния части американского населения. Как крупный американский политик Дж. Буш-старший начал свою карьеру одновременно в политике и в бизнесе. Он сумел создать серьезный семейный бизнес, который потом перерос в миллиардное состояние. За тем он начал испытывать себя на политическом поприще и сумел стать как конгрессменом, так и Председателем республиканского национального комитета - после известного уотергейтского скандала, ставшего финальной точкой для президента Никсона и ряда других видных республиканцев. До этого он несколько лет представлял США в ООН. Затем Джеральд Форд, преемник Никсона, назначил Буша главой американского бюро по связям с Китайской Народной Республикой. Поскольку США в то время поддерживали официальные связи с республикой Китай на Тайване, а не с КНР, бюро по связям не имело официального статуса посольства, и Буш формально не был «послом», хотя неофициально был таковым.

Время, которое он провёл в Китае, — 14 месяцев — для американо-китайских отношений стало очень важным, ибо он не только актуализировал роль КНР в мире, но и сблизил интересы континентального Китая и США (разумеется, на основе общего врага – СССР). Затем он возглавлял ЦРУ, пока не был призван Рональдом Рейганом в свою команду.

В 1977- 1979 он возглавлял Совет по международным отношениям, который называют одним из форпостов американской внешней политики. Хотя это и частная организация, но ее роль в сфере международных связей была несравнима ни с одной крупной американской политической структурой. Ряд политологов и конспирологов зачастую определяют ее как один из крупнейших столбов т.н. тайного правительства.

Как указано на сайте этой организации, миссия СМО заключается в том, чтобы быть «ресурсом для его членов, правительственных чиновников, руководителей предприятий, журналистов, преподавателей и студентов, гражданских и религиозных лидеров и других заинтересованных граждан, чтобы помочь им лучше понять мир и выбор внешней политики, стоящий перед Соединенными Штатами и другими странами».

А вот что писал об этом известный российский историк Олег Платонов: «Совет по международным отношениям (СМО) – крупнейшая организация мировой закулисы, объединяющая самых влиятельных людей США и Западного мира…Создание Совета по международным отношениям как теневой, закулисной политической организации осуществлялось параллельно со строительством структур открытой международной организации – Лиги Наций…В Совет по международным отношениям сегодня входит вся политическая, экономическая и культурная элита США. Представлены все крупнейшие и транснациональные корпорации Западного мира…Под абсолютным контролем СМО находится главный регулятор финансов Западного мира – Федеральная резервная система и Нью-Йоркская фондовая биржа. Все руководители ФРС состоят в Совете по международным отношениям и регулярно отчитываются перед верхушкой Совета».

Таким образом, Дж. Буш-старший, прошел серьезную стажировку на одном из крупнейших постов в американской и мировой иерархии, став своеобразным ориентиром и политическим архонтом для всего правого американского истеблишмента. Затем он, как известно, был вице-президентом в администрации Рональда Рейгана, где сосредоточился на борьбе наркобизнесом и старался не критиковать своего шефа. Кстати он единственный за долгое время, кто в 1985 году временно исполнял обязанности президента, когда Рональд Рейган перенес серьезную операцию.

Как известно американская традиция разрешает быть президентом только два срока. Учитывая это, несмотря на тотальную популярность Рейгана, Буш в 1987 начал свою президентскую компанию. Его конкурентами по республиканской президентской номинации были сенатор Боб Доул из Канзаса, конгрессмен Джек Кемп из Нью-Йорка, бывший губернатор Пьер Дюпон из Делавэра и консерватор христианский проповедник-евангелист Пэт Робертсон. Как политический приемник Рейгана, человека, поставившего точку в противостоянии в холодной войне, в стане республиканцев Буш не имел равных и выиграл праймериз. Затем он столкнулся с кандидатом от демократов Дукакисом. Буш победил Дукакиса, практически разгромив его. Он собрал 423 голоса выборщиков против 111-ти, поданных за Дукакиса. Буш стал первым с 1836 года вице-президентом, ставшим президентом в результате победы на выборах. Также он стал первым с 1929 года избранным президентом, чей предшественник принадлежал к той же партии. Во время своей инаугурационной речи он подчеркнул: «Я стою перед вами и полагаю, что президентство имеет большие перспективы. Мы живём в мирное, благополучное время, но мы можем сделать его ещё лучше. Когда подует новый ветер, и мир, обновлённый свободой, покажется родившимся заново, в сердцах людей дни диктаторов закончатся. Тоталитарная эра проходит, старые идеи сдуваются как листья со старых безжизненных деревьев. Дует новый бриз, и нация, обновлённая свободой, готова к действиям. Есть новая земля, которую следует вспахать, и новые действия, которые следует предпринять».

Рональд Рейган как-то сказал: «Правительство - это рефери, и оно не должно пытаться стать игроком». Но правительство Буша-старшего стало таким игроком. При нем распался Советский Союз. Историческое противостояние двух супердержав ХХ века ушло в небытие. Америка стала тотальным кукловодом и смотрителем в мире. Больше ей никто не мог противостоять. Коммунистический Китай еще не был готов выйти на авансцену истории, и хотя реформы гениального китайского политика Дэн Сяопина, уже заложили фундамент под дальнейшее развитие китайской политической и экономической машины, но время этого азиатского гиганта еще не пришло. Россия была достаточно слаба и занята внутренними противостояниями между западниками и патриотами, которые закончились в октябре 1993 года расстрелом российского парламента и крахом патриотической оппозиции. Роль президента Ельцина стала доминантной в российской политике и вместе с ней возросла роль олигархов и банкиров, ориентированных на Запад. Все они достаточно легко управлялись из Вашингтона и Лондона.

И в это время Буш-старший находит нового врага. Враг этот был серьезным оппонентом и испытанием, как для американской, так и для израильской элиты. Мы имеем в виду Ирак и его лидера Саддама Хуссейна, который создал сильнейшую на Ближнем Востоке державу и мощнейшую на тот момент современную миллионную армию. Он представлял серьезную опасность в регионе, и его подставили под вторжение в Кувейт. Позже началась военная операция США и их союзников против режима Хуссейна. Говорят, за ней стояли более серьезные цели, чем просто разгром этой державы. США победили, но Дж. Буш-старший, не стал добивать режим Хуссейна. В этом была особенность политической тактики этого президента. Он, кстати, проявил ее и в другом направлении, осудив развал СССР и выступив против развала России. В целом, все это свидетельствовало о достаточно компетентной политической линии этого американского политика. Значительно позже, подтверждая данные выводы, он в одном своем интервью сказал: «Мой наибольший успех — это победа над Саддамом Хуссейном, победа над клятвопреступником, который вероломно напал на своих родных братьев. И это после всего того, что мы для него сделали. После того, как мы в него столько вложили и настолько доверились. Разгром Хуссейна — мое наивысшее достижение, ибо для любого из нас самым важным остается борьба и покаранье предательства. И именно развал Советского Союза есть мое самое главное поражение. Боюсь, что это внешнеполитическая катастрофа, размера которой мы еще все не поняли… Да приложил (усилия), но для победы, а не для нашего поражения. Советский Союз играл очень важную роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу страну, но мог нанести нам неприемлемый ущерб. И мы опасались его, как опасаются дикого волка или медведя… Однако сейчас, когда Союза не стало, мы — американцы — стали забывать об опасности. Наши люди жиреют и жируют, и это признаки нашего поражения, ведь существование Союза нам всем было выгодно, а нынешняя ситуация множит политические риски с неопределенностями, на мой взгляд, это прямой путь к катастрофе».

В целом Буш-старший, будучи по постоянным прессингом своих неоконсервативных советников, сумел сохранить свою самостоятельность. Он безусловно был великим политиком, учитывая те обстоятельства с которыми ему пришлось столкнуться. Однако следует вспомнить оценку правительства Буша- старшего , данную известным американским правым политиком и политологом Патриком Дж. Бьюкененом, который говорил, что Буш, являясь последователем Рейгана, со временем отказался от его философии, от рейганомики и стал расходовать средства и силы Америки на попытки превратить США в мирового полицейского. В итоге Бьюкенен обнулил последствия правления республиканцев, подчеркнув, что это все не консерватизм. Во время своего яркого выступления в Нью-Гемпшире Патрик Бьюкенен сказал: «Джордж Буш доблестно сражался в величайшей из войн Америки. Он – человек чести, мужественный и благородный, отдавший полжизни служению стране. Но расхождения между нами слишком глубоки… Он глобалист, тогда как мы – националисты. Он готов растратить материальное и духовное богатство Америки на сражения за некий новый мировой порядок; для нас Америка стояла, и будет стоять на первом месте».

Время новых проблем

В 1993 году время правления Буша-старшего закончилось. Вместе с ним немного успокоились рыцари и ура-патриоты неоконсерваторы, но началась эпоха демократов во главе с администрацией Билла Клинтона. И хотя этот человек считался довольно демократичным, и либеральным по своим воззрениям, он сумел принести в мир новую череду войн и насилия. Билл Клинтон на 52-х выборах президента США как известно, победил Дж. Буша старшего. И хотя 90% американских граждан поддержало войну Буша-старшего с Ираком, и хотя победа Америки, повысила национальную гордость это страны, не имевшей на тот момент конкурентов в мире, но республиканцам пришлось оставить Белый Дом. Оставить на далекие восемь лет правления Билла Клинтона и его вице–президента Альберта Гора.

На выборах 1992 года Джоржу Бушу –старшему противостояло трое кандидатов. Это, конечно, лидер демократов, бывший губернатор Арканзасса , представитель «южного пояса» ( демократы юга - более консервативные) Билл Клинтон. Но помимо этих политиков, главной сенсацией тех выборов стало участие в них филантропа и консервативного политика, уроженца Техаса Росса Перо. Росс Перо не только сумел в нескольких штатах занять второе место, но и набрал на выборах 19% голов, что являлось удивительным результатов для третьего кандидата в президенты с начала ХХ века. Только Теодор Рузвельт в начале ХХ века сумел стать сильным кандидатом от третьей силы.

Кстати, третья сила в американской политической машине исторически не принята, ибо двухпартийная система вполне удовлетворят гражданское общество в США уже долгие годы. При этом в американской политической картине есть много партий - от коммунистической до национал- социалистической и либертарианской, но они не играют практически ни какой роли в судьбах политических коллизий в США. Исключение составляли разве что только коммунисты при Гэсе Холле, которые набирали какое- то количество голосов и имели активных симпатизантов, ибо существенно поддерживались Советским Союзом.

Но вернемся к тем выборам 1992 года. Росс Перо, как затем и в 1996 году в лице лидера Реформисткой партии, сыграл важную роль на тех выборах, ибо фактически отобрал как голоса, так и победу у республиканцев и Дж. Буша-старшего, после долгих лет поражений проторив дорогу демократической партии в Белый Дом.

Президентом стал Билл Клинтон. Мы не будем останавливаться на его душераздирающих признаниях и непривычных для Овального кабинета Белого дома отношениях с секретаршей Моникой Левински, а остановимся на другом важно событии. Это в первую очередь инициация гражданской войны в Югославии. На теле этой, довольно богатой и прогрессивной Социалистической Федерации, тогда испытывали намеченный на следующее десятилетие развал России. Мы помним отчаянный поступок премьер- министра России Евгения Примакова, который в условиях войны с дружественной Югославией, не имея никаких других возможностей, просто отменил переговоры с руководством США, развернув свой самолет в небе над Атлантикой. Не стоит забывать и лежащую на президенте Клинтоне ответственность за бомбежки Белграда и других сербских городов. Эта тень навсегда останется на великом поборнике демократических и гуманистических ценностей Билле Клинтоне. В это время уже упоминавшийся Патрик Бьюкенен в своей книге «Республика, а не империя», вышедшей в 1999 году, вполне ответственно и справедливо писал: ««Соединенные Штаты безоглядно проводят неоимпериалистическую политику, которая неизбежно вовлечет нас в любой сколько-нибудь значимый конфликт грядущего столетия – а ведь войны несут гибель республикам… Если мы не сойдем с этого курса „последовательных интервенций“, наши враги однажды обратятся к оружию слабых – террору и со временем нанесут террористические удары по территории США. И тогда сама свобода, суть республики, окажется под угрозой».

В 2000 году, будучи кандидатом «Партии реформ», Бьюкенен снова предостерег Америку и весь цивилизованный мир: «Наши постоянные игры с огнем не могут не привести к пожару… Разве нам недостаточно уроков прошлого – от взрыва рейса Pan-Am 103 и бомб во Всемирном торговом центре в 1993 году до террористических актов против наших посольств в Найроби и Дар-эс-Саламе? Разве еще кому-то непонятно, что интервенционизм – инкубатор терроризма? Или требуется катастрофа на территории США, чтобы наши политики, увлеченные играми, осознали опасность имперских амбиций? Америка сегодня стоит перед выбором. Мы можем стать гарантом мирового порядка и безопасности – или мировым полицейским, который усмиряет непокорных. Если выберем второе, рано или поздно нас ожидает кровавая стычка, с которой мы не сможем справиться».

В итоге, во времена правления демократа Билла Клинтона, строившего из США образ вселенского «благожелательного гегемона», начало формироваться устойчивое антиамериканское движение. Если восторг по отношению к США в 80-е годы ХХ века испытывали многие, включая часть советской интеллигенции и молодежи, а также население стран Восточной Европы, то к 2000—2001 году его политика привела к подъему волны антиамериканизма в разных частях планеты, а внутри Соединенных Штатов способствовала росту популярности идей неоконсерватизма. Именно на этой волне в 2000 году в США побеждает Джордж Буш-младший: человек, ставший инициатором нового крестового похода Запада, человек, объявивший войну международному терроризму и странам т.н. «оси зла».

С началом нового тысячелетия в мир пришло новое видение и новые реалии. В американской политической машин, снова проявили себя, старые левацкие кадры, ставшие крайне правыми политиками-неоконсерваторами. Мир ждал изменений, но столкнулся с новыми цивилизационными вызовами и геополитическими войнами. Мировой террор стал серьезной проблемой и серьезным испытанием для республиканской администрации, а после событий 11 сентября 2001 года он породил новую эпоху, когда шокированная Америка потребовала возмездия, и оно наступило. Наступило, но не решило проблемы, ибо в мировой политической элите взяли на себя ответственность диктовать самые некомпетентные люди. Они и посчитали, что лучше серьезно испугать, чем дать серьезный совет, что в итоге привело не только к тому, что Америка переписала вновь правление Рейгана и Буша-старшего, сделав это значительно хуже, но и к тому, что в мире появились новые лидеры и новые центры силы. Именно в это сложное время Америка столкнулась с новой проблемой, а именно, ростом политического влияния КНР в мире. Именно в это время в Америке проросли семена крайнего либерализма и антиглобализма, и именно в это время рухнули последние фундаментальные устои правого консерватизма в самой республиканской партии, обнажив полный цивилизационный крах старых традиционных политических элит.

Популизм прорастал в американской политической матрице, он стал предтечей попытки американской перестройки осуществленной, позже Бараком Обамой. Мир вступил в полосу цивилизационного кризиса, в полосу кризиса крупнейшей державы западного мира, он стал более шатким и ненадежным, порождая призрак грядущего исламского фундаментализма и неминуемое столкновение Великого Запада и непонятного, пугающего, фанатичного, пробуждающегося Востока.

Вячеслав Матвеев

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load