COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Александр Стояногло: 60 дней на посту генпрокурора

Александр Стояногло: 60 дней на посту генпрокурора

29 января молдавские прокуроры отмечают профессиональный праздник: в этот день в 1992 г. был принят первый отечественный Закон о прокуратуре.

В то же время 29 января исполняется ровно два месяца после подписания президентом страны указа о назначении Александра Стояногло на пост генерального прокурора – пожалуй, самое время подвести первые промежуточные итоги. Тем более что накануне глава правоохранительного учреждения прокомментировал на пресс-конференции некоторые свои действия и наиболее резонансные события последних месяцев. Впервые в истории деятельности молдавской прокуратуры генеральный прокурор публично извинился за незаконные действия правоохранителей и преследования сотен граждан, чьи конституционные права были безосновательно нарушены.

Коррекция политики и отказ от агрессивной модели


Александр Стояногло занял кресло генерального прокурора по итогам публичного конкурса, получив наивысший балл по сравнению с другими тремя кандидатами. Указ о его назначении президент Игорь Додон подписал 29 ноября 2019 г. Стояногло сразу был представлен коллективу учреждения и приступил к исполнению руководящих полномочий. В своих первых заявлениях он отметил, что хочет сделать прокуратуру «функциональной», изменить ее имидж в лучшую сторону, избавить от коррупции и провести переоценку кадров в прокурорской системе. Стояногло заявил о намерении пересмотреть расследование резонансных дел, включая дело об украденном миллиарде, и освободить прокуратуру от политического влияния. Новый глава Генпрокуратуры позиционирует себя как «независимую личность», которая не связана какими-либо политическими обязательствами.

По большому счету, как отмечают многие эксперты, в первые недели никто не ждал от новоназначенного генпрокурора громких разоблачений и кардинальных решений. Да и для коренных изменений в восприятии прокуратуры населением требуется больше времени и соответствующие результаты. Как правило, некоторое время уходит на процесс адаптации и вхождения в руководящую должность, установку новых отношений внутри управленческого аппарата, а также ознакомление с реальной ситуацией внутри системы.

Тем не менее, имея солидный бэкграунд руководящей работы на высоких должностях в органах прокуратуры, Александр Стояногло активно приступил к проведению изменений, в том числе избавлению от наиболее одиозных практик своих предшественников. За прошедший период он успел заложить основы нового курса в возглавляемом учреждении, провести некоторые кадровые назначения и обозначить цели на ближайший период. В то же время, как отмечают наши эксперты, этот процесс продолжается и по некоторым важным вопросам позиция прокуратуры все еще не выработана и не известна общественности.

Борьбу с коррупцией нынешний генпрокурор называет одной из своих ключевых задач, и, по словам экспертов, общество хотело бы видеть ощутимые результаты этой деятельности. В этой связи социальный запрос на наказание коррупционеров, обслуживающих интересы бывшей власти, пока не реализован в достаточной степени. Правоохранительные структуры «копают» под некоторых ключевых персон, имевших и, возможно, имеющих влияние на работу органов юстиции, а также представителей их окружения, но перспективы вынесения обвинительных приговоров крайне неочевидны. В свою очередь команда нового генпрокурора пока не готова представить общественности достаточно информации на этот счет.

В этом контексте глава Делегации ЕС в Молдове Петер Михалко отмечает прогресс в резонансных делах и появление новых расследований, которые «нацелены на коррумпированных людей в судебной системе и даже в прокуратуре». В то же время, по словам дипломата, прокуратура должна работать таким образом, чтобы общество почувствовало позитивные изменения. «Важно, чтобы к сектору юстиции и судебной системе было доверие. Граждане должны быть уверены, что те, кто участвовал в схемах, больше не находятся на руководящих постах, и что проводятся расследования, когда это требуется. Люди никогда не поверят, что трехэтажная прокурорская вилла может стоить 5 тыс. евро, а Porsche Cayenne – 11 тыс. леев», - говорит Михалко. Конечно, есть вопросы к дипломату из ЕС, насколько корректно с его стороны открыто вмешиваться в деятельность молдавских правоохранительных органов, но по сути он прав.

Вместе с тем, по мнению экспертов Noi.md, среди несомненных положительных итогов первых месяцев нового генпрокурора – определенная коррекция информационного поля и политики работы правоохранительной системы. Стояногло декларирует отказ от агрессивной модели поведения стражей правопорядка и от вмешательства в чувствительные для молдавского бизнеса вопросы. В частности, по его словам, органы прокуратуры больше не будут «устраивать маски-шоу», запугивать отечественных предпринимателей, вмешиваться в их деятельность и подвергать аресту без веских и объективных причин.

«Кража века»: небеспристрастное расследование

Смена руководства Генпрокуратуры позитивно повлияла на ситуацию с расследованием ряда резонансных уголовных дел, некоторые из которых наконец сдвинулись с мертвой точки. На пресс-конференции Александр Стояногло впервые рассказал о допущенных нарушениях и представил детали по делам, которые руководство прокуратуры до сих пор обходило молчанием. В их числе и расследование «кражи века», которое, по словам генпрокурора, не было беспристрастным в отношении всех предполагаемых бенефициаров банковского мошенничества.

Стояногло заявил о многочисленных недостатках, отсутствии комплексного и объективного подхода, полном игнорировании заявлений одних фигурантов и защите других, фактах отстаивания разных групп экономических и политических интересов. Он отметил, что оценка прокурорам, участвующим в проведении расследования, будет дана «после ряда процедурных мероприятий, запланированных на заключительных этапах мониторинга». По словам главы учреждения, в случае резонансных дел акценты расставлялись нелогично: в расследовании банковского мошенничества были задействованы только 4 прокурора и 6-8 офицеров уголовного преследования (в то время как «их должно быть намного больше»), а над делом о предполагаемом отмывании денег работала группа из 45 прокуроров.

Генпрокурор также принял меры для активизации консультаций с международными партнерами, подключив их к процессу расследования банковского мошенничества в РМ. В частности, были сформированы совместные группы, задача которых помочь завершить начатое разбирательство, определить виновных и содействовать возвращению капиталов в страну. По мнению генерального прокурора, общими усилиями «значительная часть денег может быть возвращена».

В то же время на прошлой неделе Генпрокуратура подтвердила наличие уголовных дел в отношении ряда прокуроров из Антикоррупционной прокуратуры, которые вмешивались в расследование «кражи века» и других преступлений. Эксперты отмечают, что речь, в частности, идет об Адриане Бецишор и Андрее Бэешу, которые расследовали материалы, связанные с банковским мошенничеством, и теперь преследуются по фактам мошенничества, злоупотребления служебным положением и участия в организованной преступной группе. Уголовный процесс был инициирован Александром Стояногло, хотя материалы в отношении этих прокуроров находились в органах прокуратуры в течение нескольких месяцев до его назначения.

Как оказалось, у прокуроров отсутствовал даже список конечных бенефициаров «кражи века»: версия отчета Kroll 2, представленная им, не содержала перечня этих лиц. 10 января Стояногло направил официальный запрос вице-спикеру парламента, депутату Александру Слусарю, который возглавлял комиссию по расследованию банковского мошенничества и публично заявил, что этот список у него есть. Хотя, по словам депутата, перечень бенефициаров должен быть в Генпрокуратуре еще с 22 марта 2018 г., правоохранители получили его только сейчас.

«Невидимая сторона» прокуратуры

Одним из главных достижений Александра Стояногло остается принятие комплекса мер по наведению порядка в Антикоррупционной прокуратуре и Прокуратуре по борьбе с организованной преступностью и особым делам, где в декабре-январе прошли масштабные проверки. Их начало сопровождалось отстранением от руководящих должностей глав этих специализированных подразделений. На пресс-конференции генпрокурор представил результаты проверок, отметив, что в течение последних 4 лет эти две структуры работали неэффективно. «Каждый день мы были свидетелями шоу с участием людей в масках, на самом деле все было диаметрально противоположно, а проверки выявили невидимую сторону деятельности этих двух прокуратур», - сказал Стояногло.

По его словам, в них полностью отсутствовали записи по уголовным делам и задержанным или арестованным лицам. В этой ситуации невозможно полностью проверить, сколько дел было возбуждено и прекращено, сколько человек задержано и арестовано, в отношении скольких прекращено уголовное преследование. Чтобы отвлечь внимание общества от резонансных дел и статистики, прокуроры фокусировали внимание на случаях «незначительной коррупции», когда объектом взятки были суммы до 5 тыс. леев.

На этом фоне, как отметил Стояногло, «резонансные дела пылятся в ящиках и ими не занимаются на протяжении многих лет». Кроме того, в результате проверок выяснилось, что во многих случаях обе специализированные прокуратуры возбуждали дела по заказу, а целью их атак часто являлись представители бизнес-среды. Генеральный прокурор подчеркивает, что усилия правоохранительного механизма затрачивались вхолостую: некоторые широко разрекламированные расследования были начаты, чтобы отвлечь общественное мнение от важных дел, и у многих из них даже не было конечной цели.

Александр Стояногло также сообщил общественности о серьезных нарушениях закона, допущенных специализированными прокуратурами при прослушке граждан. По его словам, некоторые люди прослушивались на протяжении восьми месяцев и даже года, в то время как закон допускает применение этой меры в течение не более шести месяцев. Стали известны и случаи безосновательного прослушивания пользователей, среди которых оказалось и ответственное лицо из прокуратуры. Формальная причина заключалась в том, что «пользователь телефонного номера неизвестен», хотя, по словам Стояногло, этого человека хорошо знали все сотрудники, а телефонный номер ежедневно использовался для служебных целей.

Впервые в истории деятельности молдавской прокуратуры глава учреждения публично извинился за преступные действия правоохранителей и незаконные преследования сотен граждан, чьи конституционные права были безосновательно нарушены. Александр Стоянгло объявил, что по результатам проверок в Высший совет прокуроров были направлены представления в отношении ряда прокуроров, уличенных в нарушении прав человека.

«Не война, а обычная работа»

Активность нового генпрокурора по отношению к специализированным подразделениям вызвала неоднозначные реакции со стороны политиков и экспертного сообщества. В особенности много разноплановых мнений было озвучено по поводу отстранения от должности главы Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря, который впоследствии стал фигурантом уголовного дела и был взят под стражу. Он обвиняется в том, что в марте 2017 г. получил от бывшего председателя ДПМ Влада Плахотнюка жалобу, которую зарегистрировал вопреки положениям закона, начал по ней расследование и сфальсифицировал ряд процессуальных документов. Цель этих манипуляций, как объясняют в прокуратуре, - защита самого Плахотнюка и еще нескольких лиц от подозрений в деле о банковском мошенничестве.

Виорел Морарь не признал своей вины и выступил с рядом обвинений в адрес Стояногло. Хотя он согласился, что именно генеральный прокурор вправе проводить соответствующие проверки, но в то же время поставил под сомнение объективность начатого им расследования. Морарь высказал подозрения в наличии у генпрокурора «скрытых интересов» и получении им указаний от президента Игоря Додона. «Я не хочу комментировать глупости людей, которые были задержаны или арестованы. У него есть свои права, он может обжаловать решение суда»,- отреагировал генпрокурор, добавив, что у него даже нет номера телефона президента страны.

Генеральный прокурор опроверг и озвученную Морарем версию о том, что его задержание может быть связано с возбуждением уголовного дела о финансировании Партии социалистов. По словам Стояногло, это дело было возобновлено бывшим руководством Антикоррупционной прокуратуры под сильным политическим давлением через прессу в течение нескольких месяцев в ноябре-декабре 2019 г. Генпрокурор отметил, что в этом деле были сознательно допущены серьезные процедурные отклонения.

В то же время исполнительный секретарь ПСРМ, вице-председатель парламента Влад Батрынча заявил, что «это дело было открыто четыре года назад прежним режимом для того, чтобы шантажировать партию», а недавно Виорел Морарь его «перезапустил». По словам Батрынчи, шантаж не удался «по той простой причине, что все действия социалистов были и являются законными». «Было бы хорошо, чтобы Генеральная прокуратура пролила свет на это дело», - отметил парламентарий. В ПСРМ считают важным «провести детальное расследование, чтобы узнать имена политиков, стоящих за сфабрикованным делом о внешнем финансировании партии».

В защиту Мораря высказались некоторые эксперты и общественники, в то же время большинство комментаторов считают, что в отношении специализированных прокуратур и их руководства новый генпрокурор действовал в рамках закона и в пределах своих полномочий. Так называемую «войну прокуроров» прокомментировал в своем влоге и президент Игорь Додон. «Видно, что генеральный прокурор Александр Стояногло начал наводить порядок в системе прокуратуры РМ. Во-первых, я не намерен вмешиваться в этот спор прокуроров. Я полностью доверяю генеральному прокурору. Господин Стояногло имеет мандат президента, был избран согласно законной процедуре. Закон позволяет ему навести порядок», - заявил глава государства.

Сам Стояногло считает, что «это не война, это обычная текущая работа». По его мнению, экс-глава Антикоррупционной прокуратуры пользовался политической поддержкой, занимался популизмом и не соблюдал субординацию. «В тех прокуратурах, где есть четкая административная и процессуальная иерархия, где есть устоявшиеся правила игры, прокуроры так себя не ведут. В прокуратуре не может быть анархии», - подчеркнул Александр Стояногло. Он добавил, что Влад Плахотнюк «управлял Антикорупционной прокуратурой и Прокуратурой по борьбе с организованной преступностью через их руководителей – Николая Китороагэ и Виорела Мораря».

По словам Стояногло, многие люди боялись действий прокуроров, а открытые дела служили инструментом давления на тех или иных лиц. В частности, недавно появились заявления судей, которые жаловались на действия Антикоррупционной прокуратуры, влияющей на принятие решений путем возбуждения уголовных дел, если судьи не выполняют их просьбы. В то же время стали поступать жалобы от людей, которые «долгие годы преследовались», активизировались и профильные общественные организации.

В частности, Ассоциация жертв олигархического режима Dreptul la Dreptate («Право на справедливость»), председателем которой стал активист Павел Григорчук, передала генпрокурору список из 47 правоохранителей, «причастных к фабрикации уголовных дел и преследованию бизнесменов». В него вошли прокуроры, полицейские, сотрудники Службы информации и безопасности, которые, по мнению правозащитников, «должны ответить по закону, лишиться нажитого коррупционными актами имущества». В списке фигурируют бывшие генпрокуроры Корнелиу Гурин и Эдуард Харунжен, а также их бывший заместитель Игорь Попа, прокуроры Адриана Бецишор, Виталия Бусуйок, Нику Шендря и многие другие.

Григорчук полагает, что к ответственности следует привлекать и судей, которые активно помогали прокурорам в фабрикации дел. По его мнению, Молдове следует идти по пути соседней Украины, где из 20 тыс. прокуроров новые власти уволили 55%, очистив ведомство от более чем 10 тыс. прокуроров, которые запятнали себя. Он считает, что для работы с гражданами, против которых были сфабрикованы дела, Стояногло должен назначить специального прокурора – человека с безукоризненной репутацией или группу авторитетных прокуроров-отставников. Ассоциация Dreptul la Dreptate обратилась к генеральному прокурору, призвав его закрыть около 40 заказных уголовных дел.

«Первый шаг сделан»

Большинство комментаторов и политических деятелей в целом дали позитивную оценку заявлениям нового генерального прокурора и его первым действиям на руководящем посту. В том числе представители оппозиционного блока ACUM, которые после ухода из власти отдают предпочтение критической риторике в комментариях о деятельности госинститутов и правоохранительных органов. Многие отмечают, что с приходом Александра Стояногло в Генпрокуратуру были выявлены нарушения вокруг целого ряда резонансных дел и появились подвижки в их расследовании, а кроме того, общественности были представлены детали, о которых долгое время ничего не говорилось.

«Отчет генерального прокурора обнадеживает. Я не помню, чтобы у нас был генеральный прокурор, который бы показал гражданам такие серьезные проблемы в системе. Обычно руководители этих учреждений предпочитают говорить, что проблемы являются скорее исключениями», - написала на своей странице в соцсети бывший министр юстиции Олеся Стамате. По ее мнению, этот сигнал подтверждает, насколько серьезна ситуация в правоохранительной системе, и признавая это, генпрокурор заставляет себя предпринимать ряд трудных действий, чтобы решить одну за другой проблемы, о которых он заявляет. «Первый шаг сделан. У Александра Стояногло есть шанс доказать, что он может. Посмотрим...» - написала экс-министр.

Ряд экспертов отметили огромную разницу между тем, как поступала Генпрокуратура раньше и как она действует сегодня. «Никто не имел непосредственного доступа к информации, которую обнародовал г-н Стояногло, но многие говорили об этом. И только некоторые не хотели это видеть и защищали действия бывших прокуроров. Об этом было известно всем. Г-н Стояногло подтвердил это официально», - отметила бывший депутат ДПМ, политический эксперт Стелла Жантуан.

Политический аналитик Алексей Тулбуре считает, что «впервые за 15-20 лет генеральный прокурор вызывает доверие». «Он начал свою деятельность с аудита, проверок двух специализированных прокуратур, которые стали после своего создания источником преступлений и беззакония. Подбирает команду, привлекает к работе тех, кто не скомпрометировал себя нарушением закона, сотрудничеством с мафиозным кланом Плахотнюка. Никаких поводов сомневаться в том, что он двигается в правильном направлении, у меня пока нет»,- говорит Тулбуре, напоминая, что прокуратура была реформирована в 2016 г., и после этого продолжала деградировать.

Как считают аналитики, Стояногло должен сохранить тренд на активное вытеснение из системы ставленников своих предшественников, которые тем или иным образом себя дискредитировали, в том числе засветились в скандальных историях с коррупционной составляющей или располагают имуществом, явно не соответствующим задекларированным доходам. В этом контексте, по их словам, важно принимать во внимание, что вокруг генерального прокурора по-прежнему имеется несколько групп влияния, каждая из которых стремится навязать ему собственное видение решения различных проблем, свойственных органам прокуратуры. Они заинтересованы в том, чтобы, как и ранее, важные для правоохранительной системы решения принимались кулуарно, в хаосе, в конфликте целей, задач и инструментов, или не принимались вовсе.

Многое в данном случае будет зависеть от того, сохранят ли свои места в системе ряд прокуроров, деятельность которых в предыдущие годы была тесно взаимосвязана с политической составляющей. Со временем некоторые из них могут стать альтернативным центром силы, направив свои усилия на продвижение интересов определенных лиц и торпедирование отдельных инициатив нового руководства. Если они сумеют сохранить свое влияние в обновляемой прокуратуре, о наличии полноты полномочий у Стояногло говорить будет нельзя, хотя в общественном сознании именно на него будет ложиться вся ответственность за изменение имиджа учреждения, внедрение реформы и исполнение других обещаний.

Как отмечают эксперты Noi.md, чтобы действительно реализовать поставленные амбициозные задачи, связанные с реформированием прокурорской системы и избавлением от коррупционного фактора, Стояногло потребуется продолжить деятельность по выстраиванию четкой архитектуры органов прокуратуры, структурированию и перезагрузке правоохранительного ведомства, которое во времена его предшественников стало «государством в государстве» и в перспективе может предпринять попытки саботировать некоторые начинания нового руководителя.

Кроме того, по их словам, масштабные цели по преображению и реформированию системы должны сопровождаться эффективными рецептами их достижения, в том числе представлением официального плана развития учреждения на кратко-, средне- и долгосрочный период. Также, как считает представитель Центра стратегических исследований и реформ Александр Стахурский, чтобы опровергнуть все слухи в публичном пространстве, новый генпрокурор Александр Стояногло должен раз в полгода представлять доклад в парламенте, и регулярная, целенаправленная работа с общественным мнением непременно приведет к тому, что общество поддержит Генеральную прокуратуру.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load