Голос Диаспоры

Loading...

Денис Мацуев: Приезд в Кишинёв будет началом нашего большого романа (ВИДЕО)

Денис Мацуев: Приезд в Кишинёв будет началом нашего большого романа (ВИДЕО)
Фото: noi.md

В международном пресс-клубе гостил один из лучших пианистов планеты Денис Мацуев (Россия), который приехал с концертом в Кишинёв.


Такого аншлага за четыре года существования нашего пресс-клуба ещё не было. И такой импровизации – тоже. Для нашего гостя был спрятан «рояль» (синтезатор) в кустах, а что из этого вышло, можно посмотреть в видео к этому интервью.

Мы специально не говорили о политике, вопросы от журналистов прозвучали только на общечеловеческие темы. А беседу вели три модератора – председатель пресс-клуба Артур Ефремов, председатель Федерации бокса Молдовы, предприниматель и муниципальный советник Василий Киртока и солист группы Zdob Și Zdub Роман Ягупов.

Денис Мацуев:- Это мой дебют в Кишинёве, потому что я никогда не был здесь с концертами. По разным причинам не получалось сюда приехать, потому что не совпадали сроки. И Молдавия - наверное, одна из последних стран, где я не выступал. В Европе – уж точно последняя для меня, но надеюсь, что это будет не последний визит, потому что я столько наслышан о вашей замечательной стране, у меня много друзей из Молдавии. Скажем, последняя лауреат конкурса им Чайковского Александра Кононова - родом отсюда, великолепная, фантастическая скрипачка, которая делает большую карьеру. Я её недавно приглашал на свой фестиваль, она – в блестящей форме. Она много рассказывала мне о Кишинёве.

Я – в предвкушении в первую очередь концерта, который будет в Кишинёве, в оперном театре. Я очень жду встречи с молдавской публикой и очень волнуюсь, потому что одно дело видеть на телеэкране или в интернете, а другое дело – встреча вживую. И, конечно, Евгений Дога, с которым я знаком очень много лет, это – выдающийся молдавский композитор, мелодист. И много других друзей (с некоторыми мы учились вместе в консерватории), среди них есть не только музыканты.

Европейское турне, которое у меня в декабре, насчитывает 28 концертов. Сегодняшний день уникален тем, что у меня нет выступления. У меня получилось прилететь за день до концерта, я этому очень рад, поэтому с удовольствием пообщаюсь с вами.

Артур Ефремов: - У вас с супругой Екатериной Шипулиной – прима-балериной Большого театра 31 октября родилась дочь Анна, с чем мы Вас поздравляем, с чем бы Вы ассоциировали это событие из мира классической музыки?

Д.М.- «Золотой петушок» Римского-Корсакова. Очень сложно ассоциировать с чем-то, потому что это событие было импровизацией. И для меня эти уже 46 дней являются самыми гениальными днями в моей жизни.

А.Е.: - Что такое Сибирь с точки зрения Дениса Мацуева как истинного сибиряка?

Д.М.- Главное достояние Сибири – это сибиряки. Я называю это национальностью, потому что в какой бы точке планеты я ни играл, если я после концерта встречаюсь с сибиряками, а уже если с иркутянами, то они автоматически становятся моими родственниками. Сибиряки – это доброта, открытость. «Не обижай и помогай» – это девиз, к которому приучили меня мои родители. У нас, в основном, все такие.

А.Е.:- Говорят, что сибиряки достаточно жесткие…

Д.М.- Когда надо за кого-то пойти постоять – за слабого, за женщину, или когда ты видишь несправедливость, тут жесткость может быть настоящей, сибирской.

А.Е.: - А когда приходилось использовать руки не только по музыкальному направлению? Было такое?

Д.М.- И не раз. В основном, это было в совсем молодые годы, например, когда я доказывал одному моему однокласснику, что группа Moderntalking– это не гениально. Сейчас, смотря на современную так называемую эстраду, думаю, что Moderntalking– ещё не так плохо на самом деле.

А.Е.: - Посмотрев на Ваш гастрольный график, возникает вопрос, как Вы подзаряжаетесь при таком темпе?

Д.М.- Но от самих концертов невозможно устать, если правильно всё делаешь. Они только заряжают, одухотворяют и придают огромные силы. Конечно, очень сильно выбивают переезды и перелеты, смена часовых поясов. Четыре раза в Америке был только в этом году и постоянные акклиматизации, но сцена лечит, сцена – это лекарство. Я отдаю энергию в зал, а получаю намного больше. И музыка вообще лечит. В наше время классическая музыка является уникальным терапевтом во всех отношениях абсолютно для любого человека. И мне так приятно, что на классическую музыку стали ходить очень много молодых людей, в основном, в России. И это дорогого стоит. Это не то что стало модным, родилось целое поколение, которое приучило себя ходить на концерты. И это не только музыканты, это так здорово!

А.Е.: - А кто любитель, ценитель и знаток вашей музыки?

Д.М.- Я считаю, что у публики нет национальности вообще, потому что я везде играю одинаково, где бы я ни находился, будь то «Карнеги-холл» либо это маленький зал небольшого города где-нибудь в провинции. Для меня абсолютно не имеет значения, кто сидит в зале – президент, медсестра или шофёр. Ты должен подчинить (в хорошем смысле слова) любого, кто пришел в зал, донести ему суть того или иного произведения – эта проблема моя. Ни возраст, профессия или вероисповедание никакой роли не играют.

Когда я играю с Зубин Метой – легендарным дирижером, который возглавляет Израильский филармонический оркестр (мы открывали сезон – шесть концертов подряд в Тель-Авиве, в трехтысячном зале), то евреи и арабы сидят вместе. То есть на время концерта все проблемы остаются за стенами концертного зала. Это очень показательно.

А.Е.: - Как выбирается программа концертов?

Д.М.- Я очень люблю эту музыку – это, во-первых, потому что, если у тебя нет любви с этой музыкой, её не стоит выводить на большую публику. А во-вторых, я, конечно, думаю о том, чтобы не повторяться. Но здесь это невозможно, т.к. я впервые приехал в Кишинев. Для меня это та программа, с которой я прожил многие годы. Я хочу играть здесь то, что с чем уже находишься в кипучем романе с этими произведениями. Поэтому главное – это любовь.

Василий Киртока: - А как Вас вообще занесло в Кишинёв? В принципе, это - столица европейского государства, но Молдавия, к сожалению, воспринимается не только на Западе, но и в России, как самая бедная страна Европы. И вдруг сюда заносит одну из мировых звёзд, одного из лучших пианистов планеты – Дениса Мацуева?

Д.М.- Как я уже говорил, у меня много друзей из Молдавии, и я прекрасно знаю вашу страну. Я давно мечтал сюда приехать и благодарен судьбе за то, что так сложились сроки, что в рамках этого европейского турне я здесь. И для меня это – огромная честь. Я надеюсь, что это будет только начало нашего большого романа.

В.К.: - Поэтому я сразу хотел бы Вас пригласить снова приехать в Кишинев примерно через полгода. Вы играете «Времена года», почему бы не посмотреть на времена года в Кишинёве? Они очень интересные.

Д.М.- Одну девочку спросили: «Сколько времен года ты знаешь?». Она отвечает: «Два». – «Как два?» - «Чайковского и Вивальди».

В.К.: - Вы вспомнили об ответе девочки-музыканта. Наверное, музыканты ближе всех к Богу. Вы верите в Бога?

Д.М.– Безусловно, я крещеный человек.

В.К.: - Многие задаются таким вопросом: если мы верим в Бога, значит, мы не являемся случайностью на этой земле. Люди, сама планета наша сотворены. В чём, по-Вашему, замысел создателя?

Д.М.– Я уверен, что миссия любого человека – нести добро так или иначе. У кого-то это получается, а у кого-то нет. Где бы он ни находился, кем бы он ни работал, что бы ни было у этого человека внутри или в семье, я всегда возвращаюсь к той профессии, которую я выбрал с самого детства. Я - счастливый человек, потому что у меня есть возможность общаться с залом на самом гениальном языке мира – музыкальном языке, который не требует перевода и производит совершенно магическое действо на публику.

Я много раз задавал себе вопрос – что происходит с людьми, когда звучит настоящая музыка (классическая или легендарные рок-произведения либо та, наша эстрада, которая рождала мелодию)? Почему некоторые плачут, некоторые смеются, некоторых прижимает к креслу, некоторые не могут сказать ни слова? Тишина заполненного трех-четырех-пятитысячного зала… Ты можешь руководить этой тишиной. Это абсолютно страшное в хорошем смысле слова действо, которое помогает людям отвлечься от разных невзгод, прийти в совершенно другое состояние. Музыка лечит, музыка одухотворяет, музыка отвлекает, музыка помогает прийти в себя. Это - абсолютно терапевтический момент. На ваш вопрос лучше ответить музыкой. Это – по-моему, один из оставшихся терапевтов в наше сумасшедшее время.

Роберт Западинский ("Коммерсант инфо"): - Кишинёв всегда был центром прекрасной музыки. Были годы, когда здесь выступали самые известные мастера. Мне очень часто приходилось встречаться с вашим коллегой Святославом Рихтером, я заметил какую-то закономерность: Святослав Рихтер через какое-то время обязательно приезжал в Кишинев. Я его как-то спросил: почему Вы всегда приезжаете в Кишинев? Он ответил: «Когда я готовлю новую программу, то в первую очередь я её привожу в Кишинев и в Черновцы. У вас удивительная публика. Скажите, пожалуйста, какой для Вас удивительный город, где Вы показываете свою первую программу?

Д.М.– Иркутск всё-таки для меня - особое место. Я уже про сибиряков сказал, еще, конечно же, энергия нашей природы, нашего легендарного озера Байкал – самое чистое, глубочайшее по чистоте энергетики озеро. Я там прожил 14 лет. Даже человек, который один раз там побывал, хочет туда возвратиться. Я не могу отвыкнуть от этого удивительного места. У меня там проводится фестиваль каждый год, в сентябре, - «Звёзды на Байкале». Там перебывали самые знаменитые музыканты и оркестры. Я хочу туда приехать. И каждый раз я по возможности играю там новую программу. Я говорю, что везде одинаково играю, но всё-таки выступление перед иркутской публикой для меня – самый ответственный экзамен, потому что меня там знали с самого маленького возраста.

Тем не менее ещё есть ряд городов, в которых я люблю исполнять первый раз программы – это, безусловно, Москва и Люцерн. Люцерн для меня очень важен, т.к. имение Сенар – имение, где жил Сергей Васильевич Рахманинов в 1930-е годы, находится в кантоне Люцерн (Швейцария). Мне посчастливилось быть первооткрывателем его двух неизвестных произведений. Внук Рахманинова подарил мне эти партитуры. Я первым записал на его рояле неизвестные произведения – сюиту и фугу - его студенческие работы. Это было десять лет назад, и с тех пор место Сенар и Люцернское озеро для меня тоже обладают таким магическим эффектом. Я тоже там делал свои премьеры, не совсем плохие.

А.Е.: - Кто, на ваш взгляд, является самым недооцененным классическим композитором или пианистом XX века и начала XXI-го?

Д.М.– На самом деле в настоящее время происходит такая тенденция не очень хорошая – играется очень популярная классическая музыка. Очень сложно убедить организаторов концертов играть незаслуженно не играемую гениальную музыку. Это такой парадокс – всё уходит в злополучные «продаётся – не продаётся». Легче продать 2-й концерт Рахманинова, чем, скажем, концерт Хачатуряна. Или 2-й концерт Чайковского, который не менее гениален, чем первый. Но пытаемся пробить. Японцы ни за что не хотели, чтобы исполнялся 2-й концерт Чайковского, им нужен 1-й концерт Чайковского. Он звучит везде, он – «национальный гимн» там, он звучит в лифте и не буду говорить, где ещё. Но я всё равно пробил. И с тех пор его постепенно начинают играть. А пианистов – огромное количество невостребованных.

Получается замкнутый круг – «продаётся – не продаётся» - это так сказать таинственно не изведанная история. К счастью, у нас в стране есть возможность для того, чтобы молодые таланты заявили о себе: есть и конкурсы, и фонды. Например, конкурс «Grandpianocompetition», который прошёл в мае. Сейчас идёт уникальная команда молодых музыкантов и мировых и российских, которым по 12-13-14 лет. Саша Кононова, которую я упомянул. Ввыдающийся, на мой взгляд, потенциал у этой молодой молдавской скрипачки. И не только. Здесь есть замечательные молодые пианисты, с которыми держит связь наш фонд «Новые имена», которые приезжали в нашу знаменитую школу в Суздаль. Так что не так всё плохо. Есть возможность и надо больше этому уделять времени.

Наталья Узун, тележурналист: - Как Вы оцениваете такой вид современного музыкального продукта, как компиляция классических произведений, как например, «Зима» Вивальди с музыкальным лейтмотивом из кинофильма «Холодное сердце» «Let it go»? Такой продукт популяризирует классическую музыку или девальвирует её? И как, собственно говоря, выжить классическому музыканту в мире коммерции?

Д.М.– Меня немного подергивает от слова «элитная» музыка. Это не совсем правильно, потому что классическая музыка всё равно способна захватить огромное количество людей, чем я, собственно говоря, и занимаюсь последние 15 лет. А что касается компиляции, зависит от того, кто это делает, на каком вкусовом уровне? Соединение разных жанров – все прекрасно помнят пример Монсеррат Кабалье с Фредди Меркьюри «Барселона» - это гениально. Если компиляция делается на таком уровне, то это возможно.

Когда Сергей Васильевич Рахманинов пришёл в нью-йоркский джазовый клуб BlueNote, там играл знаменитый американский слепой джазовый пианист Арт Тэйтум, который узнав об этом госте, сделала импровизацию на его «Прелюдию до-диез минор». И Рахманинов заплакал. Он обожал, кстати говоря, джаз. Поэтому это зависит от того, кто это делает и на каком уровне, не ради пропаганды классики.

Здесь был сделан перерыв в дискуссии (на видео это обязательно стоит посмотреть) для специального сюрприза для Дениса Мацуева под названием «Молдавский сувенир» - выступление лидера группы Zdob și Zdub Романа Ягупова с братьями Адваховыми.

Д.М.– Для меня это такой подарок, такое потрясение! Я очень люблю вот такую молдавско-румынскую культуру, такой стиль настолько самобытный, требует и музыкальности, и виртуозности, и артистичности, конечно. Я это очень люблю, потому что это очень сложно. Это могут делать только единицы, поэтому спасибо вам за такой неожиданный подарок.

Елена Ройтбурд («Московский комсомолец»): - Вы упомянули виллу Рахманинова. Какая ситуация с тем, чтобы ее выкупить? И вторая часть вопроса – хорошие балетные педагоги говорят, что для того, чтобы у танцовщика был успех, при прочих равных возможностях, у него главное - голова, а не ноги. Насколько это справедливо для инструменталистов? Или достаточно вдохновения, эмоциональности, виртуозной техники?

В.К.:- В боксе тоже так.

Д.М.– Владимир Спиваков как профессиональный боксер может это подтвердить. Возвращаясь к Сенару: к сожалению, пока решаются юридические вопросы, связанные с покупкой у огромного количества родственников. Одно знаю точно – Сенар не разойдётся по частям. Это будет мемориал, который будет включать в себя абсолютно уникальные рукописи, архив, рояль. И вообще, будет та атмосфера, которую сохранил внук Рахманинова - Александр Борисович. Будет приобретено или нет, наверное, всё-таки не мне отвечать на этот вопрос. Я очень надеюсь, что самое главное – этот мемориал будет доступен для каждого, кто хочет узнать про удивительную, гениальную «начинку» этого места. Наш фонд Рахманинова будет там устраивать огромное число разных акций как мастер-классов, так и концертов для молодых. Ну и просто любой желающий может туда зайти.
Что касается балета, я вспоминаю мои встречи с Майей Михайловной Плисецкой, мне посчастливилось с ней очень близко дружить и с Родионом Константиновичем Щедриным. Она всегда говорила: «Нужно танцевать музыку». Не только в балете, и в опере, и в симфонической музыке самое главное – насколько ты правильно понял суть того или иного произведения, насколько глубоко проник в образ. А всё остальное – это уже средства. Выходила Майя Михайловна Плисецкая: она могла посмотреть так, поднять голову так, руку так, и все в зале просто с ума сходили. Но она в первую очередь думала о музыке. Музыка в балете – это главное, на мой взгляд.

Илья Киселёв: - Насколько часто Вам удается бывать на матчах любимого футбольного клуба?

Д.М.– Я своё расписание знаю до 2021 г. Каждый год у меня 240 концертов. Если «Спартак» станет чемпионом в этом году, я отменю концерт и прилечу, где бы я ни был. Впервые за 15 лет мы ждем чемпионства – это уже не смешно. В этом году есть все шансы, давайте не будем, чтобы не сглазить. У меня есть специальное приглашение, естественно, когда совпадет – раза три-четыре в сезон только попадаю на домашние матчи «Спартака». Он для меня – целый пласт, которому я посвятил свою юность, и до сих пор я не представляю себя без своего родного клуба. Я всегда говорю, что настоящий болельщик проявляется не во времена триумфа команды, а именно, когда ей плохо. Поэтому я не верю тем болельщикам, которые говорят, что сегодня болеют за «Спартак», завтра – за «Барселону», потом – за «Манчестер юнайтед». Кстати, Ковальчук – молдаванин у нас играл за «Спартак». Молдавский футбол был очень интересный, техничный. Игорь Добровольский, конечно же. Он сейчас сборную тренирует?

В.К.: - Может быть, есть смысл передать Ваш гастрольный график Российскому футбольному союзу?

Д.М.– Я стал послом Чемпионата мира по футболу, который у нас будет через два года. И на время чемпионата мира я уж точно освободил свой график, буду в Москве и будем заполнять этот период времени культурной начинкой для всех туристов, чтобы они могли посмотреть не только стадионы и футбол, но и нашу знаменитую культуру.

Ангелина Таран (NOI.md): - Скажите, пожалуйста, с чем у Вас ассоциируется наша страна – Молдова?

Д.М.– Во-первых, с красивыми девушками, с теплотой. Вы знаете, я считаю, что в Молдавии люди очень похожи на сибиряков своей открытостью, своей добротой и какой-то удивительной простотой. Я очень много общался с официальными, великими, выдающимися людьми нашего времени, в том числе теми, которых уже нет сейчас. И чем талантливее человек, тем он проще в общении. Я считаю, что молдаване – очень талантливый народ, очень добрый, музыкальный, у которого всё в порядке с ритмом и темпераментом, потому что «Искусство без страсти не бывает», - мне сказал Пласидо Доминго, который выходил недавно на сцену. А ему - за 75 лет, и до сих пор «огонь» есть. У молдаван есть «огонь». Это для меня - самое важное, без страсти невозможно ничего.

Елена Раду: - Какая Вы музыка, Денис?

Д.М.– Я настолько разный: я – может быть, и Бах, может быть, и Бетховен, может быть, и Моцарт, и Прокофьев, и Джаггер, и Queen, и джаз. Это невозможно предсказать. Конечно, зависит от настроения. Главное – чтобы это было с огнём.

В.К.: - Что вы орёте в лесу? (Известно, что Денис Мацуев, по его признанию, любит покричать в лесу. – Прим. авт.)

Д.М.– Длинные ноты. Если у вас есть поблизости лес, я бы вам сорал.

Валентина Чеколтан (М1): - Ваш дедушка был музыкантом в цирке, а это – достаточно загадочная система. Гены циркового музыканта, наверное, где-то дают о себе знать – может быть, зовут куда-то новые миры осваивать, строить, Вас когда-то не тянуло убежать с цирком?

Д.М.– Я всё детство провёл в цирке. Я считаю, что это – искусство, кто-то считает, что – это спорт. Это ещё какое искусство, тяжелейший каторжный труд, который могут выносить только преданные фанатики своего дела! Это - безусловно, свой мир, искусство передаётся из поколения в поколение. Я люблю этот мир, он необычный, закрытый, безусловно. Но, тем не менее, это искусство дарит огромному количеству зрителей фантастическую положительную энергетику. Самое главное – доброта, которая идёт из цирка. Я уверен, цирк, который был в том, советском понимании, останется. Я прекрасно отношусь к «Cirque du Soleil», основанному на наших артистах и трюках. Просто это - правильно сделанное шоу. Но это – наш общий цирк. Я на самом деле не делю публику на наших и не наших, где бы я ни находился. В наших бывших республиках, я считаю, - везде наша публика, воспитанная на великой русской культуре – общей культуре. Поэтому тем, кто хотя бы раз окунулся в закулисье цирка, очень сложно оттуда выйти.

Я преклоняюсь перед цирком, и иногда, конечно, очень редко, но бываю там, и хочу импровизировать. У меня даже были мысли сделать что-то такое. У нас один раз на телеканале «Культура» Новый год был в цирке. Я даже с козами выступал. Я играл музыку Дунаевского, а они вокруг меня делали разные движения, я играл левой рукой, а правой кормил козу.

А.Е.: - Самый интригующий вопрос из мира классической музыки – Сальери отравил Моцарта?

Д.М.– Ничего подобного. На самом деле во времена Моцарта Сальери был более играемый, признанный и знаменитый композитор, чем Моцарт. Сальери – замечательный композитор. У него есть прекрасный концерт для фортепиано с оркестром. А Моцарт – гений, это даже не обсуждается.

В.К.: - Денис, Вы очень хорошо сказали о молдавской музыке, молдавских людях. Действительно, у нас, в Молдавии, замечательная музыка, и я очень рад, что Вы любите всю музыку, если она настоящая. Мы тоже очень любим всю музыку и ценим то, что было сделано в нашей стране в эстрадной музыке за время советской власти. И поскольку последние 25 лет мало, что было написано, сопоставимое с произведениями Доги, Теодоровича, «Норок» - основоположник советского рока, наша компания издала книжку «Лучшие молдавские песни с нотами». И я хочу её Вам подарить.

Д.М.– А Вы - точно боксёр?

В.К.: Я – боксёр. И ещё мы издали такую очень интересную книгу «Макро диетические блюда», которую мы выпустили с одним из лучших поваров Европы – итальянкой Анжелой Кен и её мужем.

Д.М.– Большое спасибо.


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Добавить Комментарии

captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
PRIVESC EU
privesceu
Загрузка...