ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Генеральная репетиция парламентских выборов?

Генеральная репетиция парламентских выборов?

Ксения Флоря

Референдум об отставке Дорина Киртоакэ с должности генерального примара Кишинёва не состоялся из-за низкой явки избирателей. 19 ноября к урнам для голосования в столице вышло только 17,5% граждан, обладающих правом голоса, из 33% необходимых.

“Большинство кишинёвцев бойкотировали референдум, т.к. желают, чтобы столицей продолжал руководить избранный ими примар”, - прокомментировал итоги плебисцита сам виновник прошедшего голосования. А лидер Либеральной партии Михай Гимпу заявил, что в минувшее воскресенье горожане поддержали Дорина Киртоакэ в четвёртый раз. Однако либералы себе льстят. Дело уже не в Киртоакэ – это отыгранная политическая карта и мэром столицы ему больше не быть. 19 ноября, по сути, состоялась генеральная репетиция предстоящей битвы за Кишинёв и, возможно, парламентских выборов-2018.

Что нужно было сделать?

Для того чтобы отстранённый от должности градоначальника и находящийся под следствием по подозрению в коррупции Дорин Киртоакэ окончательно перестал быть генпримаром Кишинёва, 19 ноября необходимо было выполнить два условия.

Во-первых, согласно ст. 199 Кодекса о выборах, на местный референдум должно было выйти не менее 1/3 от числа граждан, включённых в списки избирателей. В Кишинёве и пригородах правом голоса обладают 647 тыс. человек, то есть в референдуме “Анти-Киртоакэ” должно было принять участие не менее 216-217 тыс. избирателей.

Во-вторых, согласно ст. 198 Кодекса, за отставку Дорина Киртоакэ на плебисците должно было быть подано, как минимум, столько же голосов, сколько он набрал на последних всеобщих местных выборах, при условии, что за это решение проголосовало не менее половины избирателей, принявших участие в референдуме. А во втором туре местных выборов 2015 г. Дорин Киртоакэ получил 163 570 голосов. 

Что получилось?

Несмотря на то, что правящая ДПМ и практически весь “правый” политический сегмент объявили о бойкоте референдума “Анти-Киртоакэ” и призвали своих сторонников не участвовать в плебисците, вероятность его благополучного исхода теоретически была достаточно высока.

Во втором туре местных выборов 2015 г. кандидат в генеральные примары Кишинёва от Партии социалистов Зинаида Гречаная получила 141 929 голосов (46,46%) при явке в 48,68%. В первом туре президентских выборов 2016 г. за Игоря Додона в Кишинёве и пригородах проголосовали 158 тыс. избирателей, а во втором - почти 300 тыс. К тому же организаторы референдума “Анти-Киртоакэ” рассчитывали на протестное голосование: судя по опросам общественного мнения нынешний генпримар не устраивает абсолютное большинство граждан – Дорин Киртоакэ занял четвёртое место в рейтинге самых непопулярных политиков Молдовы за октябрь 2017 г. По данным Фонда общественного мнения, на тот момент ему не доверяло 84,2% опрошенных граждан.

Однако социалисты ошиблись в своих расчётах. О том, что референдум проваливается, было понятно уже к середине воскресного дня: всего 8,45% проголосовавших по состоянию на 12.45, 12,3% - на 14.50, 13,85% - на 16.00. Итоговая цифра голосования - 110 512 граждан или 17,5% при 33% необходимых. И хотя подавляющее большинство из пришедших к урнам для голосования граждан (87,12%) высказались за отставку Дорина Киртоакэ, низкая явка не позволила признать итоги воскресного плебисцита.

Неофобия по-кишинёвски

«В принципе, для меня это был ожидаемый результат, - заявил noi.md политический аналитик Виктор Чобану. – Существующими в городе проблемами, накопившимися за десятилетнее правление Дорина Киртоакэ, недовольны все – и «левые», и «правые», но Кишинёв в очередной раз стал заложником геополитической парадигмы. У нас же все предыдущие выборы, в том числе местные, проходили так: политики “метили” территорию, обозначая – там враги и тут враги, здесь – русские танки, там придут румыны и т.д. Этот геополитический замес сыграл свою роль и в минувшее воскресенье, хотя речь на референдуме шла о городе и его хозяйстве.

«Правые» партии, заявив о том, что собираются бойкотировать референдум, сказали, что не хотят подыгрывать социалистам и участвовать в “грязных” играх ПСРМ и ДПМ. Но что вышло в итоге? Они всё-таки поучаствовали в этих играх, т.к. единственными, кто выиграл от провала плебисцита, стали демократы. Демпартия хорошо просчитала ситуацию с референдумом, социалисты – плохо, а “правая” оппозиция – ещё хуже.  Я считаю, что в референдуме следовало участвовать, нужно было отправлять Киртоакэ в отставку и проводить в Кишинёве досрочные выборы. В конце концов, что мешает “правой” оппозиции объединить на них свои силы вокруг определённого кандидата, тем более что выборная статистика показывает - “левые” город никогда не выигрывали?».

Оппоненты сейчас обвиняют Партию социалистов в монополизации идеи референдума “Анти-Киртоакэ”: это отпугнуло “правых”, отвратило “левых” и привело к тому, что плебисцит по отставке Дорина Киртоакэ с самого начала был обречён. На референдум, говорят они, нужно было идти широкой коалицией – с привлечением других партий и гражданского общества.

“А ведь можно было бы по-другому. Например, как это произошло 18 июля 2016 г. Во Дворце железнодорожников собралась инициативная группа по вопросу организации референдума об отставке Киртоакэ. Тогда объединили свои усилия представители разных политических партий и гражданского общества, но кое-кому такой формат оказался не по душе. А вот уже в марте 2017 г. всё пошло, как по маслу. Ведь инициативная группа уже ограничилась одними социалистами. Приглашать другие партии и гражданское общество уже не стали. Не потому, что забыли, а потому что собственный пиар и известные договорённости оказались важнее результата”, - написала в соцсетях председатель парламентской фракции ПКРМ Инна Шупак.

Виктор Чобану уверен: если бы с инициативой проведения референдума по отставке Дорина Киртоакэ вышла широкая коалиция, власти вряд ли бы согласились на его проведение. Расчёт Демпартии, по его мнению, был именно на том и построен - социалисты инициируют плебисцит и с треском его проиграют.

“Партия социалистов, как известный мавр, своё дело сделала - проголосовала за смешанную избирательную систему, теперь может уходить, - считает Виктор Чобану. - Это же - очевидные политические ходы: когда какой-то политический игрок выполняет определённую роль, его начинают дожимать, топить. Вот сейчас и происходит “сдувание” социалистов, в том числе посредством провала инициированного ими референдума. Не думаю, что демократы позволили бы проводить плебисцит в Кишинёве, если бы с этой идеей вышла широкая коалиция”. 

Следуя этому сценарию по “сдуванию” ПСРМ, демократы сейчас представляют итоги референдума 19 ноября не как оценку горожанами, по сути, провального десятилетнего хозяйствования в Кишинёве Дорина Киртоакэ и его подчинённых, а как показатель доверия населения к Игорю Додону и Партии социалистов всего через год после президентских выборов, а также ко всему “левому” политическому флангу.

19 ноября, сразу после оглашения итогов голосования, Демократическая партия распространила заявление, в котором констатировала “сокрушительное поражение левых партий” в столице. “Даже если граждане недовольны ситуацией в Кишинёве, что справедливо, сегодня они доказали, что не желают участвовать в политической игре, начатой социалистами и их партнёрами – ПКРМ и НП”, - заявили представители ДПМ на специально проведённой пресс-конференции.

Помимо разыгрывания политических многоходовок, попыток потопить “левый” фланг, а также политической ревности и излишней самоуверенности, ещё одной причиной провала референдума “Анти-Киртоакэ”, считают эксперты, является неофобия молдавского общества, т.е. неверие, а то и боязнь перемен.

“Рассуждая о таких демократических процедурах, как выборы или референдум, мы должны учитывать нашу главную молдавскую реальность, - отмечает политолог Виктор Жосу. - Постараюсь выразиться аккуратно: власть в государстве захвачена людьми, которые иногда действуют не совсем законными, а то и бандитскими методами. Можно, конечно, делать вид, что это не так, можно скрывать эту реальность за различными политически корректными формулировками, но всё большее число людей всё равно начинает осознавать её как таковую, а, значит, не верить в то, что от их голоса что-то зависит.

Во всех предыдущих кампаниях – и с Гречаной, и с Додоном – было ощущение реальной борьбы, избиратели надеялись на перемены. Сейчас ничего подобного не было, и быть не могло. Уже даже то, каким образом в кресло генерального примара, избираемого прямым голосованием горожан, была посажена Сильвия Раду, отбивало желание идти на референдум. Дорин Киртоакэ к этому времени воспринимался многими как ложная цель – фактически отстранён от должности, находится под судебным разбирательством. Причинно-следственная конструкция – давайте все дружно выйдем и проголосуем за отставку Киртоакэ, чтобы добиться права на досрочные выборы генпримара, а еще через полгода выйдем, чтобы его избрать, – оказалась слишком сложной, чтобы сработать. Этот референдум был со старта обречён на провал. В ДПМ были в этом стопроцентно убеждены, потому и позволили его проведение”. 

“Урекяновский” сценарий

Если бы референдум 19 ноября был признан состоявшимся, и Дорин Киртоакэ по его итогам был отправлен в отставку, в мае 2018 г. в Кишинёве были бы проведены досрочные местные выборы. Но референдум провалился, поэтому выборы примара города пройдут на общих основаниях - в 2019 г. А до этого на протяжении полутора лет столицей будет руководить назначенная недавно и.о. генпримара бывший директор компании “Gas Natural Fenosa” Сильвия Раду. То есть, по сути, в Кишинёве осуществляется так называемый “урекяновский” сценарий.

Руководить столицей Серафим Урекян - на тот момент экс-депутат парламента (1990-1994) - впервые был поставлен в августе 1994 г. На этот пост он был назначен указом президента Мирчи Снегура, т.к. неоднократно проводимые местные выборы были признаны несостоявшимися. Как следствие - к местным выборам 1999 г. Серафим Урекян обладал существенными электоральными преимуществами, что позволило ему в качестве независимого кандидата “взять” город сначала на выборах примара в мае 1999 г., обойдя шестерых соперников, а потом и на местных выборах 2003 г. (восемь кандидатов в мэры Кишинёва).

Сильвия Раду, скорее всего, тоже пойдёт в качестве независимого кандидата в генеральные примары, пользуясь поддержкой ДПМ. Поэтому, как считают некоторые эксперты, руководству Демпартии было крайне нежелательно, чтобы референдум “Анти-Киртоакэ” состоялся, и генпримар в Кишинёве сменился досрочно, весной 2018 г., до парламентских выборов.

Ну а социалисты посредством нынешнего плебисцита выяснили свой реальный предвыборный потенциал в Кишинёве в преддверии выборов в законодательный орган - 110,5 тыс. проголосовавших, или чуть больше 17% избирателей. Эти показатели должны заставить руководство ПСРМ задуматься и мобилизоваться, тем более что данные социологических опросов тоже демонстрируют определённую динамику падения рейтинга партии.

Молдова скатывается к “политической культуре” Украины?

Ситуация с референдумом “Анти-Киртоакэ”, по словам директора Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности Валерия Осталепа, обнажила ещё одну проблему – политические партии РМ семимильными шагами движутся к фазе жёсткого противостояния.

- Я смотрю на произошедшее под совершенно другим углом – не кто выиграл или проиграл на прошедшем референдуме, а какие проблемы выявил и усугубил данный плебисцит, - говорит Валерий Осталеп. – Какой вопрос был вынесен на обсуждение 19 ноября? Дать оценку тому, как Дорин Киртоакэ на протяжении 10 лет управлял Кишинёвом. Не его унионистским взглядам, не его политической деятельности, а тому, как Киртоакэ хозяйствовал в городе три срока подряд. И что мы увидели? Что наше общество в основной своей массе социально безответственно и, извините за грубость, не отличается высоким уровнем интеллектуального развития. Достаточно взрослые и образованные люди радуются тому, что референдум провалился, злорадствуют, смакуют историю с бюллетенем Додона и румынским языком. 80% горожан вообще не посчитали необходимым дать оценку той разрухе, в которой оказался город. Значит, их всё устраивает?

Сразу после референдума политические партии принялись обвинять друг друга во всех грехах, а ряд СМИ – демонизировать и ёрничать над социалистами, хотя единственное, что те предложили, - провести перевыборы генерального примара Кишинёва, продемонстрировавшего свою полную несостоятельность в качестве хозяйственника и управленца. Это говорит о неспособности воспринимать реальность. Боюсь, что наш политический класс на больших скоростях приближается к очень серьёзному политическому конфликту. Когда две политические группы – те, кто считает себя молдавскими государственниками и те, кто отрицает возможность существования Молдовы, как государства, от фазы грубого, а иногда и подлого противостояния, приближаются к фазе жёсткого противоборства, при которой какие-либо договорённости и компромиссы практически невозможны. И при которой главное не то, как следует развиваться тому или иному населённому пункту или стране в целом, а какого политического “цвета” они должны быть.

В своём уровне политической культуры мы скатываемся всё ниже и ниже. Дело дошло до того, что экс-президент соседнего государства предлагает избивать тех, кто думает по-другому, попирая основной принцип демократии – уважение к другому мнению. И что, кто-то дистанцировался и осудил эту позицию? У нас есть пример Украины, когда политики думают только о себе и уже никто не знает, как погасить затяжной политический конфликт и прийти к какому-то компромиссу. Боюсь, что мы тоже движемся в этом направлении, - полагает Валерий Осталеп.  

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...