ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Какая армия нужна Молдове? И нужна ли она вообще?

Какая армия нужна Молдове? И нужна ли она вообще?

Ксения Флоря

Во вторник, 29 августа, должно было состояться заседание Высшего совета безопасности, но из-за отсутствия кворума было отменено. Председатель парламента Андриан Канду и премьер-министр Павел Филип решили бойкотировать ВСБ из-за вопроса об объявлении вице-премьера Российской Федерации Дмитрия Рогозина персоной «нон-грата» в Республике Молдова.

Между тем на заседании Высшего совета безопасности планировалось обсудить и другие “чрезвычайно важные вопросы” (так их назвал президент Игорь Додон) – кардинальное реформирование системы обороны и возврат к гарантированному социальному пакету для военнослужащих.

“Считаю, что необходимо кардинально реформировать министерство обороны, в частности, военная служба должна проводиться в приоритетном порядке по контракту, личный состав должен быть профессиональным, хорошо мотивированным государством, чтобы мог реагировать в чрезвычайных ситуациях”, - заявил президент две недели назад после инспекции авиабазы Decebal в Маркулештах и базы хранения техники, вооружения и военного имущества во Флорештах.

Период военного “романтизма”

Споры о том, какая армия нужна Молдове – профессиональная или призывная, ведутся более 20 лет. Ещё в 2000 г. будущий министр обороны, а на тот момент депутат Валерий Плешка, внёс в парламент законопроект об отмене обязательной воинской службы и переходе на контрактную систему.

“Мы – бедная страна и не можем прокормить такую армию. Ежегодно она просит 150 млн леев, мы же в госбюджете выделяем всего 70 млн”, - говорил Валерий Плешка. Отмена обязательной воинской службы, по его мнению, позволила бы сократить личный состав вооружённых сил (на тот момент – 8,5 тыс. солдат и офицеров), снизить бюджетные расходы на содержание армии и перенаправить сэкономленные средства на переоснащение, модернизацию и материальную поддержку военнослужащих-контрактников.

Однако весной 2001 г. парламент отклонил законопроект о “профессионализации” вооружённых сил, так как “во всём мире профессиональная армия стоит гораздо дороже армии со срочной службой”. Но уже через год законодательный орган изменил своё мнение и утвердил документ под названием Концепция военной реформы.

Согласной Концепции, реформирование вооружённых сил РМ должно было проходить в три этапа и завершиться в 2014 г. созданием профессиональной, современной и оснащённой армии. Как говорил тогда министр обороны Виктор Гайчук, к 2014 г. “наша страна будет экономически сильной и сможет позволить себе содержать маленькую, мобильную, хорошо подготовленную профессиональную армию”.

На первом этапе военной реформы (2002-2004 гг.) планировалось сократить срок срочной службы с 18 месяцев до 1 года, воинские части на 50% укомплектовывать из контрактников, СИБ, Департамент чрезвычайных ситуаций и другие структуры, не имеющие полномочий по обеспечению военной безопасности государства, демилитаризировать, а также создать единый орган централизованного материально-технического обеспечения вооружённых сил.

На втором этапе (2005-2008 гг.) предусматривалось осуществить полный переход на контрактную систему, отслужившую свой срок технику списать и начать процесс переоснащения армии вооружением и военной техникой “качественно новых образцов”. В стране планировалось наладить выпуск некоторых видов вооружения и боеприпасов и создать новую систему военной подготовки молодёжи (в некоторых вузах предполагалось воссоздать военные кафедры, но военная подготовка на них должна была быть добровольной).

И, наконец, на третьем этапе реформы (2009-2014 гг.) планировалось завершить процесс переоснащения вооружённых сил современным вооружением и военной техникой. Национальная армия Республики Молдова к этому времени должна была, в основном, состоять из частей быстрого реагирования, поскольку страна находится в рисковой зоне.     

Реализация военной реформы-2002 затормозилась где-то в начале второго этапа, но даже десять лет спустя, при смене власти, в министерстве обороны сожалели об утерянных возможностях. Как заявил в 2015 г. глава оборонного ведомства Виталий Маринуца, “хотя эта программа была утверждена ещё при правлении коммунистов, как военный специалист могу утверждать, что она очень хорошая и грамотная, вопрос только в том, что её не исполняли. И вот сейчас, с военной точки зрения, Молдова находится в обстановке повышенной опасности – в связи с региональной обстановкой. Реализуй мы эту программу – и были бы вполне готовы к любому развитию событий”.

Виталий Маринуца, как кадровый военный, всегда был сторонником “профессионализации” вооружённых сил. Будучи министром обороны, он не раз говорил о необходимости отказа от службы по призыву и перевода армии на контрактные рельсы. А вот один из авторов Концепции военной реформы 2002 г., бывший сотрудник министерства обороны (своё имя он попросил не называть), уже так не думает.

“2002 год – я бы сказал, что это был период романтизма. Тогда мы действительно думали, что Молдове нужна профессиональная контрактная армия. И так думали не только мы: многие европейские страны в тот период отказались от воинского призыва и полностью перешли на контрактную основу. Считалось, что профессиональная армия лучше выполняет боевые задачи. Однако это было ещё до украинских событий, до Донбасса, Крыма и Сирии. Жизнь показала, что не всё так однозначно. 2014-й год стал своеобразным водоразделом - целый ряд европейских стран стал возвращать обязательный армейский призыв. Сейчас я могу сказать, что уже не являюсь сторонником полной профессионализации Национальной армии и стою на том, что процент контрактников в ней должен расти, а срочников снижаться, но от призыва в армию отказываться нельзя”, - заявил наш собеседник.    

Почему нужно сохранить призыв?

Экс-министр обороны Виорел Чиботару никогда не был сторонником “профессионализации” вооружённых сил. Пять лет назад, когда тогдашний глава оборонного ведомства Виталий Маринуца ратовал за полный отказ от армейского призыва, Виорел Чиботару (на тот момент эксперт Женевского центра по демократическому контролю за вооружёнными силами) говорил, что Молдова не готова к профессиональной армии.

“Франция, Великобритания и США, имея немалые финансовые, интеллектуальные, пропагандистские и другие ресурсы, с немалым трудом пришли к профессиональной армии. Молдове с её ограниченными возможностями это будет попросту не под силу. Для Молдовы вообще идеальным вариантом существования вооружённых сил можно считать смешанный вариант”, - заявил он в 2012 г.

Сегодня Виорел Чиботару приводит и другие аргументы в пользу своей позиции: “Лично я всегда был сторонником того, что нам нельзя отказываться от системы призыва. Сегодня многие европейские страны не в состоянии укомплектовать свою армию контрактниками, хоть и декларировали такую цель. А у нас, в Молдове, и так достаточно серьёзные демографические проблемы. Во-вторых, после украинских событий многие страны, которые в своё время полностью перешли на контрактную основу, стали возвращаться к различным формам призыва для обеспечения своей национальной безопасности.

Ведь что такое призыв? Прежде всего, это формирование мобилизационного резерва, который в случае войны может встать под ружьё. При полностью контрактной системе этот ресурс не восполняется и постепенно утрачивается. Кроме того, призыв - это и основная база для набора контрактников: в случае отказа от него нам бы пришлось строить центры подготовки. И третий момент: служба по призыву – это ещё и форма воспитания молодёжи. Во время службы в армии солдаты-срочники получают определённую профессию, определённые навыки и, демобилизовавшись, могут или перейти на контрактную службу, или пойти работать в полицию, пограничную полицию или же устроиться по профессии”.

Ещё несколько лет назад было “модным” считать, что принцип всеобщей воинской повинности является принудительным, коренным образом нарушает фундаментальные принципы демократии, а потому подлежит отмене. Военнослужащие в армию должны идти осознанно, по желанию, а их военный труд должен достойно оплачиваться. Однако после 2014 г. сразу несколько европейских стран изменили своё мнение и объявили о восстановлении воинского призыва.

В Литве отказалась от призывной системы в 2008 г., однако уже очень скоро оказались не в состоянии укомплектовать свою армию контрактниками. Столкнувшись с тем, что вооружённые силы страны из-за недостаточного денежного содержания стали покидать кадровые военные (398 человек в 2011 г., около 300 в 2012-м), в 2012 г. литовские власти пошли на беспрецедентные меры.  Правительство страны приняло постановление, позволяющее литовским военнослужащим подрабатывать в свободное от службы время на стороне, если это не препятствует надлежащему исполнению их обязанностей. Такое решение власти Литвы скопировали с польского примера. В вооружённых силах Польши уже давно законодательно закреплено положение о дополнительной подработке военнослужащих.

Однако этой меры оказалось недостаточно – литовская армия продолжала редеть, и в 2015 г. Литва, сославшись на “сложную геополитическую ситуацию”, вернула армейский призыв, пообещав солдатам-срочникам девятимесячную службу и государственные гарантии в обучении и трудоустройстве.

В марте этого года, спустя семь лет после отмены, воинскую обязанность вернула Швеция. Возвращение призыва шведские чиновники тоже объяснили “агрессией России на Украине”, а также участившимися случаями шпионажа и “другими кризисами, в том числе на Ближнем Востоке”. Однако, как написало издание The Local, основной причиной такого решения стало нежелание жителей страны идти в профессиональную армию - в итоге армии, которая не воевала больше 200 лет, стало не хватать добровольцев.

В 2017 г. призыв на обязательную военную службу, приостановленную летом 2016 г., возобновила и Грузия. Уже несколько лет подряд эта тема активно обсуждается во властных коридорах Франции и Германии.

Во Франции восстановление призыва рассматривают как возможный ответ на терроризм: некоторые французские политики предлагают ввести общий призыв с шестимесячным сроком службы. А в Германии (Бундестаг приостановил призыв в 2011 г., но не отменил его) политики говорят, что возобновление призыва даст возможность создать “батальоны территориальной обороны” для охраны критически важной инфраструктуры на случай чрезвычайных ситуаций. Министр обороны Германии (экономист и медик по образованию) Урсула фон дер Ляйен пока выступает против. По её мнению, это “это не принесёт никакой дополнительной пользы”.

Сколько получают контрактники?

В Республике Молдова тоже вряд ли будут выстраиваться очереди из потенциальных контрактников, если вдруг власти решат, что РМ нужна профессиональная армия.

Оклад военнослужащих среднего офицерского звена Национальной армии сегодня составляет 3,5-4,2 тыс. леев. Майоры получают порядка 5 тыс. леев, полковники – 6 тыс. То есть военнослужащие-контрактники в РМ зарабатывают где-то 195-500 долл. в месяц. Это - мизер по сравнению с тем, сколько получают контрактники в других странах.

В начале этого года на румынском портале cugetliber.ro появилась статья, озаглавленная “Румыния – армия НАТО? Румынские военные получают в 10 раз меньше, чем в Голландии”.

“На сайте НАТО опубликован список зарплат, выплачиваемых в армиях Альянса, где ясно видна пропасть между тем, сколько получают румынские военнослужащие и их коллеги из других стран”, - говорится в материале, и далее приводится сводная таблица.

Бельгия – 2 448 евро (минимум) – 10 500 (максимум)

Германия – 2 420 евро (минимум) – 11 160 (максимум)

Испания – 1 859 евро (минимум) – 10 360 (максимум)

Великобритания – 1 965 фунтов стерлингов (минимум) – 9 366 (максимум)

Греция – 1 254 евро (минимум) – 9 550 (максимум)

Италия – 2 275 евро (минимум) – 11 144 (максимум)

Голландия – 2 300 евро (минимум) – 11 248 (максимум)

Польша – 720 евро (минимум) – 7 500 (максимум)

Португалия – 1 275 евро (минимум) – 8 900 (максимум)

Турция – 611 евро (минимум) – 3 314 (максимум)

“А на противоположном полюсе, согласно статистике НАТО, - Болгария и Румыния. В румынской армии максимальная зарплата составляет 3 тыс. евро, в то время как минимальная – 300 евро”, - говорится в материале румынского издания. Впрочем, всё познаётся в сравнении: для молдавских военнослужащих-контрактников даже такая “черта бедности” – не достижимый рубеж.

Зарплата американских военных напрямую зависит от звания и срока службы. Так, минимальный оклад в ВС США составляет (рядовой, срок службы до 2 лет) – 19 198 долл. в год или 1 500 долл. в месяц. Офицеров – от 4 тыс. долл. Для полковника (срок службы 10 лет) - 7 348 долл. Среднемесячный доход американских генералов и адмиралов (таковых насчитывается около 900 человек) составляет со всеми начислениями и доплатами 16-20 тыс. долл.

Украинским бюджетом на 2017 г. предусмотрены следующие зарплаты для военнослужащих вооружённых сил: для рядового - 7 тыс. гривен (274 долл.), для командующего бригадой солдат – 14 тыс. гривен (548 долл.), командиру батальона положено 12 тыс. гривен (470 долл.), ротному - 10 тыс. (392 долл.), взводному – 9 тыс. (352 долл.). 

В российской армии в 2017 г. рядовой, прослуживший 1-2 года, получает – 19 000 – 23 000 руб. (325 – 400 долл.), сержанты (в зависимости от выслуги лет) - от 33 000 до 48 000 руб. (565-820 долл.), старшины – от 55 000 до 60 000 (940-1020 долл.). Максимальная зарплата генерал-лейтенантов и полковников российской армии с учётом надбавок, по данным российской прессы, превышает 200 тыс. рублей в месяц (3,4 тыс. долл.).  

Маленькая и малообеспеченная

Сегодня финансирование Национальной армии не превышает 0,3-0,4% от ВВП. Концепция военной реформы 2002 г. предусматривала, что к моменту окончания реформаторских действий, то есть к 2014 г. бюджет военного ведомства будет доведён до 2,5% от ВВП, однако даже в лучшие годы этот показатель не превышал 0,6-0,65%.

В 2014 г. экс-министр обороны Виталий Маринуца констатировал: «То, что государство ежегодно выделяет для нужд вооружённых сил, покрывает лишь жизненно важные потребности Национальной армии. Для её более-менее нормального существования в бюджете должно выделяться не менее 1% от ВВП.

Сегодня численность вооружённых сил РМ не превышает 5,5 тыс. человек, хотя, согласно постановлению парламента 2007 г. должно быть 6,5 тыс. военнослужащих и 2,3 тыс. вольнонаёмных граждан. По словам Виорела Чиботару, денег, выделяемых правительством уже в течение целого ряда лет, хватает только на 5,5 тыс. военнослужащих – поэтому и такая разница в цифрах. На вопрос - каково сегодня состояние Национальной армии? - экс-министр обороны лаконично ответил: “Чуть лучше, чем в украинской армии до крымских событий, но хуже, чем могло бы быть”.

В прошлом году независимый аналитический центр Expert-Grup в рамках проекта “Мониторинг прозрачности бюджета” проанализировал бюджетные расходы, выделенные на оборону в 2000-2014 гг. Заключение экспертов: в РМ не эффективно используются средства, предназначенные для оборонных нужд, с 2009 г. суммы, выделенные на оборону, резко снизились, по этому показателю Республика Молдова находится на последнем месте в списке стран Европы и СНГ.  

“Бюджет министерства обороны - 400 млн леев, из которых 50% уходит на выплату зарплат, в то время как на финансирование военно-воздушных сил ежегодно выделяется менее 30 млн (14%), на капитальные расходы армии - 2-3%. При этом на роту почётного караула выделяется финансирования больше, чем на две мотострелковые бригады”, - заявил при представлении отчёта представитель Expert-Grup Юрий Моркотыло. А военный эксперт Юрий Пынтя подчеркнул, что на сегодня молдавская армия способна обеспечить защиту лишь 10% воздушного пространства страны, контролируя 70%. За последние 10-15 лет из военной техники ничего нового не было приобретено, лишь получены в подарок несколько старых американских военных автомобилей. “Национальная армия Республики Молдова не способна обеспечить защиту государства и населения”, - заключил Юрий Пынтя.

Выводы, к которым пришли в Expert-Grup – Национальная армия Республики Молдова нуждается в реформировании и модернизации, оборонный бюджет должен быть пересмотрен и стать транспарентным, для армии и оборонной сферы необходимо разработать план действий и целый ряд стратегических документов. Об этом же теперь говорит и президент, настаивая на кардинальном реформировании системы обороны страны и приоритетности военной службы по контракту для повышения профессионализма молдавских военных.

Когда в 2002 г. правительство с парламентом запускали военную реформу, уже на тот момент вооружённые силы РМ на 40-45% состояли из контрактников. Сегодня этот показатель не превышает 50-55%. Военные эксперты говорят, что молдавская армия должна стать профессиональной не менее чем на 70%. 

Впрочем, есть и другое мнение. Как заявил в эфире одного из телеканалов политолог Борис Шаповалов, Республика Молдова не нуждается в вооружённых силах. В своём нынешнем виде Национальная армия не в состоянии справиться с потенциальным противником, к тому же РМ является нейтральным государством – почему же тогда такое бедное государство, как Молдова, должно ежегодно расходовать миллионные средства для содержания армии?

Военные в ответ говорят: нейтральное государство должно самостоятельно обеспечивать свою безопасность, а главным инструментом, способным это сделать, является армия. И приводят в пример Швейцарию, имеющую мобильную, хорошо оснащённую армию и великолепную систему подготовки резервистов. Швейцария тоже нейтральное, не отнюдь не беззащитное государство - её армия признана одной из наиболее дееспособных не только в Европе, но и во всём мире. Впрочем, если бы РМ была членом какого-то военного блока, ей бы пришлось тратить те же миллионные средства на оборонные нужды, и даже больше – например, бюджетный стандарт для стран-членов НАТО составляет 2% своих ВВП.

“Да, сегодня молдавская армия недееспособна, она не в состоянии защитить нас от внешних угроз, и выполняет больше демонстрационную функцию, - заявил noi.md экономический эксперт, доктор экономики Михаил Пойсик. – Наша армия не имеет ни современной техники, ни современного вооружения, ни реальной силы, ни патриотизма. Поэтому говорить, какой она должна быть – призывной или профессиональной, на данном этапе не имеет смысла. В мире есть примеры современных дееспособных армий и при контрактной и при призывной системе. Возьмите ту же Швейцарию.

Что же касается вопроса, стоит ли нам распускать армию? В своё время мы расформировали свою промышленность и что от этого выиграли? Проблема ведь не только в армии, это - системная проблема нашего государства. Сегодня Республика Молдова – слабое, никудышное государство, а какая страна, такая и армия. Пока в мире существуют взаимные притязания, а они существуют и по отношению к РМ, армии должны быть. Чтобы те, кто посягают на наши земли, знали, что в случае чего, кто-то им может дать отпор”.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...