ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Референдум Додона – катализатор протестов?

Референдум Додона – катализатор протестов?
Ксения Флоря

Новый президент страны Игорь Додон, инаугурация которого состоится в эту пятницу, решил пойти по пути Петра Лучинского.

Второй президент РМ долго боролся за расширение своих полномочий. В 1999 г. по его инициативе был проведён консультативный референдум, на который был вынесен вопрос “Поддерживаете ли вы изменение Конституции в целях введения президентской формы правления в Республике Молдова, при которой президент будет ответственен за формирование и руководство правительством, а также за результаты правления страной?”. К урнам для голосования тогда вышло 58,33% избирателей, 55,3% которых ответили “да” изменению системы правления. Однако парламент проигнорировал волеизъявление народа.

Игорь Додон тоже нацелился на всенародный опрос. На днях, выступая в эфире одного из телеканалов, избранный глава государства не исключил, что ему придётся обратиться к гражданам по вопросу расширения президентских полномочий или же роспуска парламента – чтобы, как сказал он, вырваться из “позолоченной клетки”, в которую загнало главу государства фактическое руководство страны и контролируемое им парламентское большинство.

Референдум как ответная реакция

В 2000 г. Республика Молдова вступила на путь парламентской республики. Стремление во что бы то ни стало превратить страну из полупрезидентской в президентскую республику, сыграло с тогдашним главой государства Петром Лучинским злую шутку. Властью делиться никто не хочет. И парламент тоже. В итоге в 2000-м депутаты существенно урезали полномочия президента, выбирать которого стал парламент, а не народ.

Третий президент РМ Владимир Воронин не испытывал особых неудобств от ограниченности президентских возможностей – за его спиной стояло парламентское большинство, и авторитет президента был непререкаем. А вот Николае Тимофти уже чувствовал определённый дискомфорт. В марте 2015 г., во время одного из редких появлений на голубом экране, Тимофти заявил, что гражданам нужно вернуть право самим выбирать президента и предоставить главе государства более расширенные полномочия.

“Нужно пересмотреть полномочия президента. Президент имеет ограниченные прерогативы и функции, и не может вмешиваться в определённые ситуации. Этот факт противоречит некоторым статьям Конституции. Например, основной закон устанавливает, что президент является главнокомандующим вооруженных сил, однако он не вправе назначать на должность или увольнять по собственной инициативе министра обороны”, - сказал тогда Николае Тимофти.

В марте этого года Конституционный суд (довольно сомнительным с точки зрения законности образом) вернул гражданам право избирать президента. По большому счёту, уже тогда, прежде чем проводить президентское выборы, нужно было поставить вопрос о расширении полномочий главы государства, потому что в результате выборов президент получает вотум доверия от всего народа, а выполнить свои предвыборные обязательства не в состоянии. Из самостоятельных полномочий в резерве у президента сейчас разве что присвоение наград, почётных званий, дипломатического ранга и предоставление гражданства. Все остальные действия он обязан согласовывать с правительством, парламентом или Высшим советом магистратуры (назначение судей).

Однако главным оппозиционным партиям тогда было не до такой “мелочи”: несмотря на критику постановления КС, все они дружно включились в предвыборную кампанию и принялись ожесточённо бороться не только с “олигархической властью”, но и друг с другом. Постановление Конституционного суда от 4 марта 2016 г. сработало так, как и планировалось – объединенная протестная оппозиция была разбита и натравлена друг на друга.

То, что возвращение всеобщих выборов президента было элементом политической игры и профанацией, а не “защитой фундаментальных конституционных ценностей от неправомерных действий политических, социальных или институциональных субъектов” (так говорилось в “историческом” решении КС от 4 марта), подтверждают и поствыборные действия фактического руководства страны и подконтрольных ему госструктур.

Получив в ходе второго тура 13 ноября не совсем удобного президента, Конституционный суд по разнарядке «сверху» стал усиленно затягивать процедуру признания итогов президентских выборов, чтобы пока еще действующий президент Николай Тимофти подписал всё, что от него напоследок требовалось, включая указ о назначении нового генпрокурора, а парламент успел ещё больше урезать и так ограниченные президентские полномочия.

Так что намерение Игоря Додона обратиться к народу по вопросу расширения функций главы государства является вполне логичной реакцией на чинимый властями произвол. Или, как отметил политический аналитик Корнелиу Чуря, “приемлемой линией поведения в условиях, когда у президента отбирают последние рычаги влияния”.

Однако, исходя из положений действующего законодательства,“совет с народом” для Игоря Додона с высокой долей вероятности может закончиться таким же “пшиком”, как и референдум президента Лучинского образца 1999 г., даже если к урнам для голосования придут 99,99% избирателей, 99,99% из которых выскажутся за расширение президентских полномочий или за роспуск парламента.
“Сейчас, когда от президентских полномочий всё было демонстративно отрезано, поздно пить боржоми. Результат прогнозируем – референдум, который может быть проведён по инициативе главы государства, будет носить консультативный, то есть совещательный характер, и не будет иметь обязательной силы. Так что в очередной раз всё будет зависеть от воли парламента, а его реакцию - какими бы положительными не были итоги плебисцита, инициированного Игорем Додоном, предсказать несложно. У Молдовы уже есть показательный пример 1999 года”, - заявил политический аналитик Виктор Чобану.

Референдум как катализатор

Впрочем, как отмечают некоторые эксперты, идея Игоря Додона о проведении референдумов - будь то референдум по роспуску парламента или расширению президентских полномочий, может иметь определённый эффект, но только в одном случае – если данный плебисцит станет чем-то вроде отправной точки, катализатора возрождения протестного движения и объединения усилий активной оппозиции.

“Понятное дело, что президент, как отдельный политический игрок не может добиться роспуска парламента – у него нет таких полномочий. Но он может запустить этот процесс. Проведение республиканского референдума о роспуске парламента и последующее игнорирование парламентским большинством волеизъявления народа приведут к кризису власти. В этих условиях важно, чтобы оппозиционные силы – Партия социалистов, ЛДПМ, Платформа DA, “Наша партия”, PAS забыли о былых разногласиях и объединились, как это было год назад. В конце концов, практически все эти политформирования хотят досрочных выборов. Внепарламентская оппозиция хочет пройти в следующий парламент, а председатель Платформы DA Андрей Нэстасе к тому же чувствует мощную фрустрацию после того, как американцы сняли его с президентских выборов, и не прочь вернуть себе роль лидера на «правом» фланге”, - отмечает политолог Богдан Цырдя.

Мобилизационными резервами в стане оппозиции на сегодняшний день обладают ПСРМ, Платформа DA и несколько подрастерявшая свой рейтинг “Наша партия”. Что же касается остальных оппозиционных сил, то Партия коммунистов вряд ли захочет досрочных выборов, ЛДПМ, скорее всего, тоже не слишком в них заинтересована, а Майя Санду, исходя из предыдущего протестного опыта, вряд ли будет участвовать в новой протестной волне.

“Не знаю, смогут ли в итоге договориться Платформа DA, ПСРМ и “Наша партия”, между которыми пробежала чёрная кошка, но если им это удастся, эти партии могут запустить определенные процедуры для стимулирования досрочных выборов. Например, после проведения референдума о роспуске парламента создать что-то вроде Комитета спасения и применить свой протестный опыт 2015 года”, - считает Богдан Цырдя.

А вот политолог Виктор Жосу уверен, что единственный шанс на победу у Игоря Додона при нынешнем раскладе – решиться на радикальный шаг и подписать указ о роспуске парламента, не размениваясь на референдумы и прочие заведомо провальные шаги.

“Могу сказать одно: преимущество в перетягивании каната между президентом Игорем Додоном и координатором правящего альянса Владимиром Плахотнюком сегодня, несомненно, на стороне последнего, - считает Виктор Жосу. - В этом виде политического спорта Додон, как, впрочем, и любой другой человек на его месте, не может выиграть по определению. Просто потому что парламентское большинство будет блокировать любые его шаги. А те, которые не сможет блокировать, например, инициативу проведения референдума по тому или иному вопросу, будет сводить на нет, действуя на опережение. Скажем, решит президент затеять референдум по досрочной отставке парламента, «большинство» само её спровоцирует - той же отставкой правительства.

Но прежде парламентское большинство проголосует, причём демонстративно, сразу в двух чтениях, за поправки к Кодексу о выборах и изменит избирательную систему. И Додон, рассчитывающий на победу Партии социалистов на будущих парламентских выборах, останется ни с чем. Хотите отставку парламента – получайте, но выбирать следующий законодательный орган будете по новым правилам. У Додона появился бы шанс одержать победу, если бы он решился на радикальный шаг – распустил своим указом парламент до изменения правил игры, без того, чтобы выписывать все эти “вензеля” с предварительным референдумом и прочее. Народ бы его поддержал. Но сегодня всенародно избранный президент к этому не готов, у него другая логика поведения. И, на мой взгляд, логика проигрышная”.

Большинство политических экспертов убеждено, что очередное политическое обострение Молдову ждёт весной 2017 г. Но, как отмечает политический аналитик Виктор Чобану, идя на конфронтацию с правящей коалицией, Игорь Додон должен быть готов к рейдерской атаке на ПСРМ. Она бы произошла в любом случае, даже при конструктивном сотрудничестве избранного президента с координатором правящей коалиции. Наглядный пример разрушительности такого политического партнёрства – ЛДПМ и ПКРМ.

“Конфронтационная линия поведения президента приведёт к аналогичному результату, но уже гораздо быстрее. 5-7 человек уходят из фракции, партию начинают давить в регионах, на лидеров давят с помощью уголовных дел и так далее – всё это уже давно обкатанные процедуры. Так что для Додона у меня пока что невесёлый прогноз”, - заявил Виктор Чобану noi.md.  
 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...