Голос Диаспоры

Loading...

История одного экс-министра. Какой сигнал дают чиновникам?

История одного экс-министра. Какой сигнал дают чиновникам?
Виктор Суружиу

Материалы уголовного дела в отношении экс-министра юстиции Иона Морея на прошлой неделе переданы в суд, однако в случае вынесения обвинительного приговора его наказание будет чисто символическим.

Морей, занимавший высокие должности в правительстве и аппарате президента, бывший депутат парламента, экс-прокурор второго по величине города в Молдове, стал одним из крупнейших «трофеев» правоохранительных органов в череде последних задержаний. В то же время эксперты сомневаются в том, что деятельность правоохранительных органов на антикоррупционном поле можно считать успешной. По их мнению, власть решает сейчас следующую задачу: создать громкую антикоррупционную шумиху, чтобы поднять себе рейтинг, не проводя действительно необходимых, реальных действий.

Сделка с прокуратурой

Сегодня 61-летнему экс-министру инкриминируют причастность к попытке отчуждения земельного участка в Ставченах площадью более 30 гектаров, принадлежащего на праве собственности Национальному колледжу виноградарства и виноделия. В конце ноября офицеры Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК) совместно с прокурорами задержали по этому делу более 10 человек, среди которых есть действующие и бывшие чиновники, юристы, предприниматели.
 
Как следует из материалов уголовного преследования, группа лиц намеревалась взять участок в аренду, изменить его назначение, а затем продать. Для реализации этой схемы на протяжении нынешнего года был предпринят ряд действий. По данным Прокуратуры по борьбе с коррупцией, обвиняемым удалось взять землю в аренду сроком на 30 лет и изменить её целевое назначение.
 
Дорогостоящий участок планировали продать третьей стороне, для чего понадобились судебные манипуляции. Чтобы осуществить свои намерения, фигуранты уголовного дела подкупали должностных лиц ряда учреждений, предлагая им различное вознаграждение. Ион Морей обвиняется в том, что обещал повлиять на судей для принятия положительного решения, получив за свои услуги 13 тыс. евро.
 
Расследование по уголовному делу всё ещё продолжается, а материалы в отношении Морея направлены в суд. Бывший чиновник признал свою вину, его действия квалифицированы как соучастие в извлечении выгоды из влияния. За совершение такого преступления, в случае признания вины, предусмотрено наказание в виде штрафа от 150 до 200 тыс. леев или тюремное заключение сроком от 2 до 6 лет.
 
Однако фигурант может рассчитывать на смягчение ответственности. На допросах Ион Морей признал себя виновным, заключив с прокурорами соглашение о признании вины. Речь идёт о сделке между прокурором и обвиняемым, который соглашается сотрудничать со следствием в обмен на сокращение наказания. Эта норма появилась в процессуальном законодательстве относительно недавно и позволяет суду проявлять определённую гибкость в отношении подсудимого.
 
Сделка между Мореем и прокуратурой пройдет проверку в судебном порядке. Судья проверит, заключено ли соглашение в добровольном порядке, с соблюдением процедуры и при наличии достаточных доказательств. После этого будет вынесено решение о принятии или отклонении соглашения о признании вины. Если суд одобрит сделку, в отношении экс-чиновника будет вынесен обвинительный приговор, но наказание может быть чисто символическим.

От следователя до советника президента

Свою профессиональную карьеру Ион Морей начал 37 лет назад в Новых Аненах. Здесь он прошел путь от рядового следователя до заместителя районного прокурора. В 1986-1990 гг. работал прокурором Бричанского района, а с 1990 по 1998 гг. возглавлял прокуратуру города Бельцы.
 
На этой должности под его личным контролем шло следствие по ряду скандальных уголовных дел, включая коррупцию в Бельцком следственном изоляторе и убийство внештатного корреспондента газеты «Независимая Молдова», занимавшегося расследованием незаконных схем на местных рынках. В этих и ряде других резонансных случаев следствие в итоге заходило в тупик.
 
Свою деятельность на протяжении последующих 10 лет Морей посвятил политической активности. У него сложились хорошие отношения как с Петром Лучинским, так и Владимиром Ворониным. В 1998 г. он стал депутатом парламента по спискам Избирательного блока «За демократическую и процветающую Молдову», а уже в 2000 г. возглавил Центристский союз Молдовы.
 
В парламенте вплоть до 2001 г. занимал должность вице-председателя комиссии по нацбезопасности и обеспечению общественного порядка. В 2001 г. Ион Морей снова был избран в парламент, на этот раз по спискам «Альянса Брагиша», в который вошла и его партия. Однако депутатскому мандату предпочёл кресло министра юстиции, которое занимал в течение без малого двух лет.
 
В этот период его имя фигурировало в громком скандале: в Бельцах был застрелен директор муниципального предприятия, управляющего городскими рынками, Георгий Грумацкий. За два дня до убийства Грумацкий созвал пресс-конференцию, на которой обвинил министра Морея в причастности к махинациям на рынках и оказании на него давления. На организованных по этому поводу парламентских слушаниях Ион Морей отрицал свою причастность к теневым схемам на бельцких рынках, заявив, что стал жертвой клеветнической кампании. Преступление до сих пор числится не раскрытым.
 
В качестве министра юстиции Морей запомнился как автор ряда неоднозначных законопроектов и один инициаторов реорганизации судебной системы. Он также в октябре 2001 г. лично представлял Молдову на первом для страны процессе в Европейском суде по правам человека – по иску Митрополии Бессарабии, которой молдавские власти отказали в регистрации. Процесс был проигран, и на Морея обрушился шквал критики.
 
Поводом для ухода из министерства стали обвинения в безответственности и некомпетентности при подготовке одного из важных законопроектов, озвученных тогдашним президентом Владимиром Ворониным. Несмотря на этот эпизод, спустя год после отставки с поста министра Морей стал советником главы государства и секретарем Высшего совета безопасности, действующего при президенте РМ. Эту должность он занимал до сентября 2009 г., когда Воронин сложил полномочия президента, и исполняющим обязанности главы государства стал Михай Гимпу.
 
Впоследствии Морей исчез из поля зрения общественности и появлялся на телеэкране лишь в качестве одного из фигурантов, в статусе свидетеля, в деле об апрельских событиях 2009 г., которые он расценивал как попытку государственного переворота. Морей неоднократно давал показания в прокуратуре, однако ни разу не высказал публично свое мнение о том, кто был организатором массовых беспорядков.

«Не вижу поводов для радости»

Ион Морей, занимавший высокие должности в правительстве и аппарате президента, бывший депутат парламента, экс-прокурор второго по величине города в Молдове, стал одним из крупнейших «трофеев» НЦБК и прокуратуры в череде последних задержаний. В то же время эксперты сомневаются в том, что деятельность правоохранительных органов на антикоррупционном поле можно считать успешной.
 
Многие представители гражданского общества скептически относятся к спецоперациям, которые стражи правопорядка в последнее время проводят по делам с коррупционной составляющей. Речь идёт не только о случае Иона Морея, но и недавних задержаниях группы таможенников, полицейских, судей и чиновников разного уровня и ранга, а также об обысках в Министерстве экономики и других учреждениях.
 
Экс-прокурор Кишинёва Иван Дьяков обращает внимание на то обстоятельство, что государство стало активно действовать именно сейчас, отмечая, что общество пытаются убедить в начале необратимой и бескомпромиссной борьбы с коррупцией. По его словам, в большинстве случаев правоохранители не информируют общество о реальном исходе уголовных дел, об этапах расследования, о количестве освобождённых от уголовной ответственности фигурантов, а также о наличии случаев наказания за фальсификацию расследования и нарушение прав человека.
 
«Неужели именно те, кто был задержан в последнее время, являются теми самыми коррупционерами, которые привели к обнищанию Молдовы? Где были правоохранительные органы, когда украли аэропорт, когда разграбили банки? Я не вижу поводов для радости. Вопрос в том, наступит ли когда-нибудь время, когда будут арестованы главари коррупции в стране, когда мы сможем говорить о построении правового государства и верховенства закона», – говорит Иван Дьяков.

Всё ради рейтинга

По мнению ряда экспертов, по результату состоявшихся всенародных выборов президента и в связи с меняющимися симпатиями электората политические кланы, пребывающие у власти, начали борьбу за восстановление своего влияния и не упускают случая использовать антикоррупционную кампанию в своих интересах.
 
«Если нам хотят показать решительную борьбу с коррупцией и искреннее намерение избавиться от этого феномена во всех его проявлениях, то почему действия правоохранителей снова носят точечный характер? – задаётся вопросом один из наших собеседников. - Показательно, что жертвами антикоррупционной кампании пока становятся главным образом люди, находившиеся в нейтральных или плохих отношениях с ключевыми политическим игроками.
 
При этом антикоррупционная кампания заняла лидирующее место в информационном поле, контролируемом властью. Каждый день тема борьбы с коррупцией и сопутствующие задержания освещаются в новостных выпусках телеканалов. На самом деле по факту власть решает сейчас следующую задачу: создать громкую антикоррупционную шумиху, чтобы поднять себе рейтинг, не проводя действительно необходимых, реальных действий.
 
Тему борьбы с коррупцией выбрали в силу её популярности в народе и из-за требований европейских институтов, но мишенями пока не стали представители политической элиты, пребывающей у власти, и люди из её окружения. То есть на визуальном уровне борьба ведётся, медиатизация масштабная, но ведётся она так, чтобы не ударить сильно по своим. И такая ситуация даже выгодна некоторым задержанным, поскольку позволяет эксплуатировать позицию жертвы действующей власти и «фиктивной» антикоррупционной кампании. Включая того же Иона Морея, который не стал особо подыгрывать прокурорам в деле об апрельских событиях 2009 г. и после ухода коммунистов из власти не обрёл новых политических покровителей.
 
Кроме того, в Молдове тема борьбы с коррупцией используется для разрешения конфликтов внутри политической элиты. В сложившихся условиях становится очевидным, что по факту кампания не носит характера зачистки и массовой борьбы с коррупцией, с расхищением бюджетных денег —чиновникам просто даётся сигнал умерить аппетиты. Пока ни прокуратура, ни власть не дали ответа на главный вопрос: как вернуть украденный миллиард долларов, как расследовать другие масштабные хищения и не допустить их повторения? Вместо этого наше внимание переводят на политические игры».

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии Добавить комментарий3 коментария

все говорят правду 20 дек. 2016, 21:56

НЕТ "банкирскому суду"!!!, что это за наказание когда его можно оплатить (средствами которые он вполне возможно и "извлёк" из влеяния) так в чём наказание!??, фарс...

eu 19 дек. 2016, 22:48
Deleted
HURMUZACHI@MAIL.RU 19 дек. 2016, 18:56

CU DOSARELE ,,RĂSUNĂTOARE,, GUVERNAREA SPALĂ CREERII PUBLICULUI. 90% DINTRE EI SUNT MURDARI, IMPLICAȚI ÎN HOȚII COMUNE, S-AU AJUTAT UNUL PE ALTUL CÎND MIROSEA RĂU, AȘA CĂ MAFIILE HOȚILOR GĂSESC LIMBĂ COMUNĂ. DOSARUL FILAT ESTE O LECȚIE MOALE PENTRU MAFIOȚII ÎNGÎNFAȚI. EL ESTE CLASIFICAT MAI MOALE DECÎT A UNUI GĂINAR. N-A FI SENSAȚIE, CÎND NU NUMAI JUMATE DIN HOȚIE A FOST IERTATĂ , DAR ȘI TERMENUL V-A TRECE ÎN ,,CU SUSPENDARE,,.

Ещё

Добавить Комментарии

captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
PRIVESC EU
privesceu
Загрузка...